Знамение конца

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Знамение конца » Отголоски былого » 15.06.875: Проклятье старого зеркала.


15.06.875: Проклятье старого зеркала.

Сообщений 31 страница 58 из 58

1

Участники: Дьердре, Лоркан
Место: Заброшенный дом в городе Арум (герцогство Влеманс), а дальше как пойдет.
Дата: 15 июля 875 года — и далее.
Описание: Поиски клада завершились для двух любителей чужого несколько неожиданно. Зато они теперь в полной мере ощутили смысл выражения "потерять свое лицо".


Что же ты, старое зеркало,
Мой портрет совсем исковеркало?

Отредактировано Дьердре (2017-09-06 00:24:26)

0

31

Лоркан уже попросту отказывался видеть какую-либо логику в событиях. Поменяли телами? Послали непонятно куда? Устроили встречу с красными колпаками? А дальше-то что?
Оказавшись вновь у зеркала, слуа даже не особо удивился, когда с исчезновением хвоста недоеденной зверушки пропали и следы былого приключения. Во всяком случае, стоящая рядом родная физиономия уже не выглядела пчелоукушенной и выполосканной в сточной яме.
Предложение оттрапезничать не вызвало ни доверия, ни энтузиазма. Есть в чужом доме вообще часто чревато последствиями. И ладно, если отравлено… А если невкусно? От обитателя зеркала фейри и вовсе ничего хорошего не ждал…
— Оно нас отравить решило, да? – проворчал слуа. – Или раскормить и съесть?
В добрых фейри Лоркан не верил в принципе. Вот в благих верил, да, но в добрых? Да эти Благие и сами были горазды причинять добро и наносить справедливость, а ведь их-то считают добренькими. Неблагие же сразу вели себя так, чтоб никто не заблуждался. Слуа даже начал ловить себя на мысли, что хозяин дома, видимо, Благой…во всех наихудших смыслах этого слова…
Зеркало кривилось, шло волнами, хохотало, но отвечать не спешило, что только еще больше убеждало Лоркана в том, что дело здесь не чисто. Хоть бы обиделось для порядка! А оно ржет как пьяный кельпи…

+1

32

Было огромным облегчением больше не чувствовать навязчивого желания расчесать все тело до костей. Зуд прекратился, чему Дьер была рада. Она даже не усмотрела ничего странного в предложенном угощении. Ее рука уже потянулась к кувшину — после приключения с глатиссантом неблагой зверски хотелось пить — но, услышав слова Лоркана, замерла.
— Думаешь, он правда хочет нас отравить? — заинтересованно спросила Дьердре. — А зачем? Если бы хотел убить — убил бы сразу...
Зазеркальный смех сменился какими-то булькающими звуками, которые уже нельзя было назвать смехом, а затем и вовсе закашлялся.
— Вы такие смешные, что я был бы не прочь оставить вас себе насовсем, — заявил голос.
Дьер такая перспектива категорически не устраивала.
— Мы так не договаривались! — возмутилась она. — Ты сказал: принести хвост. Мы принесли. Меняй нас обратно!
— Обязательно, — уверил голос, ставший подозрительно серьезным. — Вы пока поешьте, а я заклинанием займусь. Часика через пол...
Голос прервался сдавленным хрюканьем.
— Ой, не могу... — стонал невидимый. — Она воображает, что может мне указывать... Ну до чего же смешно...
Дьер разозлилась. Зеркало издевалось над ней, а она чувствовала свое бессилие. Самое отвратительное чувство, которое ей когда-либо приходилось тспытывать.
— Ах ты гад! — вскипела неблагая, схватила плошку и швырнула в зеркало. — Вот тебе!
В комнате раздался страшный грохот и что-то ярко вспыхнуло. Проморгавшись, Дьер увидела, что зеркало осталось невредимым, а пол вокруг него был усеян осколками несчастной плошки. По зеркалу стекала какая-то зеленая субстанция и с чавкающим звуком шлепалась на пол.
— Ая-яй, плохая девочка, — сокрушенно резюмировало зеркало. — Грубая, злая... Исправиться тебе надо, прежде чем в свое тело возвращаться. А поэтому вот вам, ребятки, новое задание...

0

33

Хоть Лоркан и испытывал трепетную приязнь к качественно проклятым вещицам, но это зеркало начинало его раздражать. Или продолжало, а то и заканчивало, это уж как посмотреть. Во всяком случае, фейри действительно становилось интересно, можно ли снять эту прелесть со стены, подняться повыше и кинуть подальше.
— И после этого Лоркану говорят, что это он-то не дружит с головой, — пробормотал слуа. – Этот в зеркале, видимо, вообще ни с чем не дружит… Скучно ему…
Нет, когда Лоркану было скучно, он тоже развлекался как умел, но предпочитал находиться совсем по другую сторону шутки.
— Одна возомнила себя взрослой, другой ворчит как старик, ай-яй-яй! – куражилось зеркало. – Плохим детишкам надо преподать урок за отвратительное поведение.
Не то чтобы фейри собирался сделать глупость, но желание проверить, что гаже проклято – зеркало или его любимый засапожный ножичек – прямо-таки начинало его преследовать…
— Пора бы вспомнить, что детишкам свойственно делать глупости и пакости, — сладко протянул зазеркалец. Аж противно стало…
— Не так давно знавал я одну даму, — вот теперь интонации были и вовсе паскудные. – Человечка, но диво как хороша. А особенно хороши были ее алые подвязки, особенно когда только они и оставались…
Слушая эти ностальгические откровения, Лоркан испытывал острое желание побиться головой хоть о стену, хоть об раму этого треклятого стекла. Останавливало только то, что не поможет.
— Порадуйте старика – принесите ему сувенир на память, — наигранно дребезжащим голосом продолжало стекло. – И времени вам до рассвета…внучики.
Под гогот стеклянного безумца мир закрутился. В этот раз было светло, шумно и, вероятно, людно. Во всяком случае, слуа определил местность как городскую окраину. Солнце уже клонилось к закату, что наводило на невеселые размышления. Искать ночью в городе человечку, носящую красные подвязки… Даже в лучшее время задачка трудновыполнимая, а уж сейчас…
От тягостных размышлений от слуа оторвали чужие голоса.
— Даже не верится, что старая карга соизволила почить, — полушутливо разглагольствовал какой-то парень. – Ей-богу казалось, что она собирается жить вечно.
— На наше счастье, ей это было не дано, — отозвался голос молодой женщины. – Хоть и поговаривали, что у нее был любовник из этих выродков, да, видимо, долголетием он с ней не поделился.
Не видимая пока что глазу пара рассмеялась.
— Главное, что старуха поделилась своим состоянием, — довольно проговорил парень. – Ей-богу готов расцеловать душеприказчика за то, что согласился засвидетельствовать этот бред.
— Зачем же душеприказчика? – в женском голосе прорезалось кокетство. – Для подобных порывов найдутся и более достойные кандидатуры. И без усов приказчика, и без красных подвязок покойницы.
Пара вновь рассмеялась, но как-то неожиданно далеко. Услышав столь провокационно знакомое сочетание слов, фейри было собрался подойти к этим болтунам и под каким-нибудь поводом задать пару вопросов, но заглянув за угол, из-за которого слышались голоса, обнаружил только глухой переулок без намека на окно, дверь и собеседников.
— Ох и не нравится мне это, — злобно пробормотал слуа. – Совсем не нравится…

+1

34

Дьер за всю свою долгую, по человеческим меркам, жизнь ни разу не видела подвязок и никогда о них не слышала. Она сообразила, что ими что-то подвязывают — исключительно исходя из логики звучания этого слова, но что именно — не могла представить. Может, волосы? Но подвязки для волос всегда назывались лентами. Озадаченная Дьер решила не позориться перед Лорканом, который явно был в курсе назначения этих подвязок, и не спрашивать его. Может, она как-нибудь сама сообразит, со временем.
Но времени, как оказалось, у них почти не было. Когда Дьер очутилась в незнакомом городе, был уже вечер. Разговор двух невидимых собеседников немного прояснил ситуацию, одновременно усложнив ее до предела. Обладательница красных подвязок умерла. Кому она завещала свое имущество, были ли среди завещанного красные подвязки? У кого спросить?
Дьер следом за Лорканом выглянула в переулок. Никого. Дьер повертела туда-сюда головой, осматриваясь.
Городишко оказался так себе. Дьер никогда не любила большое скопление домов — ведь это означало еще большее скопление людишек — но в этом городе было что-то такое неуловимо-противное, от чего хотелось зажать нос и рвануть куда-нибудь в лес или в поле, на чистый воздух.
— Будь проклят этот... этот... — начала Дьер и остановилась. А кого проклинать? Голос из зеркала? Вот ведь мерзкое и хитрое создание, так запряталось, что и проклясть толком нельзя!
Дьер решила не тратить время на пустую и бесполезную ругань и заставила себя подумать о деле.
Что ей было известно о подвязках? Они были у какой-то женщины, которая умерла. Ее наследство кому-то досталось, но найти наследника за одну ночь невозможно. Может, есть иное решение?
Дьер подумала еще немного.
— А не пойти ли нам на кладбище? — спросила она Лоркана глубокомысленно. — Вдруг нам повезет, и мы сможем определить могилу этой тетки с подвязками? А вдруг нам совсем повезет, и ее вместе с ними похоронили?

+1

35

Город был решительно неправильный. Слишком тихий. Да, в окнах кое-где горел свет. Да, где-то можно было заметить потерянный платок или початую кружку, будто бы местных жителей кто-то внезапно спугнул. Вот только самих этих жителей не было заметно и тени. Голоса не в счет.
— Проклинай – не проклинай… — отмахнулся слуа. Что-то подсказывало, что зазеркальцу на это как-то вызывающе оранжево, если и вовсе не фиолетово.
Вот про кладбище он и сам думал. Дом поди еще найди – слишком уж «кучно» селились люди и часто перебирались с места на место. Свежие могилы на кладбище выигрывали хотя бы потому, что не рисковали переехать в сопредельное государство…
— Понять бы еще, где они расточительно прикапывают своих покойников, — пробормотал фейри, невольно жалея о бесцельно пропадающем запасе…да того же корма для питомцев. – Обходить город по кругу…бррр….
Лоркан недовольно передернул плечами. Люди почти не хоронили внутри своих городов. Разве что у знати бывали причуды с весьма интересными склепами. А в таких городках… Поди разыщи с какой стороны притулилось кладбище.
— А копать чем? Руками? – ворчать чужим голосом было совсем не то, что своим, но душа требовала негодования. – Да так не то что до рассвета, так до возрождения Айссены доискаться можно…
Нервно пройдясь взад-вперед по злополучной улочке, Лоркан в очередной раз пожалел, что сейчас несколько не в себе. В нынешнем состоянии искать милые сердцу гадости было почти самоубийственно. Нет, гадости-то точно будут, но определенно не те…
— Кто не хочет пить с утра, тот не знает ни черта, — заводил пьяный голос. – Да с такою работенкой не просохнуть никогда.
Голос пел близко, казалось, чувствовался даже запах не самой лучшей браги, вот только источник сего так и не попадался на глаза.
— Эй, тощие! Не будете жрать…ик…я и вас прикопаю, — выдал так и оставшийся невидимым пропойца. – Но только в рабочие часы. Старина Хэнк не копает, когда красотка Мэгги открывает паб.
Голос был слишком близко…но рядом виделось только свое-чужое тело. И все бы ничего, но на пыли дороги отчетливо проступили следы, будто бы кто-то действительно прошел мимо. Лоркан был готов поклясться, что мгновение назад их и в помине не было…

+1

36

Дьер решила, что удивляться она будет потом, когда на это останется время. А пока что надо принимать как данность: в этом городе жителей не видно, но зато хорошо слышно. А их, похоже, невидимки видят очень даже хорошо.
Неблагая посмотрела на следы в пыли, прикинула, что вряд ли они принадлежат очень уж крупному человеку, и совсем осмелела.
— Тебя никто и не просит копать, идиот, — прошипела Дьер. — А мы уж как-нибудь сами разберемся...
Неблагая осеклась, до нее вдруг дошло, что именно сказал невидимый мужик. Копает он явно не огород.
— Эй, стой, погоди! — Дьер казалось, она орет, но из ее рта вырывался всего лишь жалкий сип. Тогда фэйри рванула по дороге по следам, которые, к счастью, были довольно хорошо видны. Пробежав немного, она наткнулась на что-то невидимое и шлепнулась на дорогу.
— Ошалел, тощий? — возмутился невидимка, пока другой голос пьяно хихикал и икал. — Чего кидаешься, что тебе надо?
— Ты сказал, что копаешь... ты могильщик, что ли? — зашептала Дьер, глядя на то место в пыли, где отчетливо отпечаталось чье-то довольно объемное мягкое место.
— Чего шепчешь, голос, чтоль, потерял? Говори громче! — ворчливо отозвался невидимка и закряхтел — наверное, поднимался на ноги. Дьер тоже решила встать, и ей это удалось, хоить и не с первой попытки. Извивающимся телом Лоркана ей все еще сложно было управлять. Оказавшись на ногах, Дьер сделала несколько шагов к невидимке.
— Ты — могильщик? — повторила она вопрос, стараясь шипеть как можно громче.
— А тебе что, приспичило могилу вырыть, что ли? — несколько настороженно отозвался голос. — Ну, допустим, я. Но я сейчас ничего копать не собираюсь. Я иду пить, понятно? Завтра утром приходи. А лучше к обеду. Пить я сегодня буду много!
Голос смолк, зато возобновился звук шагов, удаляющихся от Дьер. Она беспомощно взглянула на Лоркана.
— Придумай скорее что-нибудь! — попросила его фэйри. — Уйдет ведь! Позаигрывай с ним, что ли...

0

37

Лоркан уже не просто подозревал неладное, он был уверен, что вокруг творится полный и безоговорочный бред. И бред с последствиями, если уж на то пошло. Невидимые короткоживущие… Слуа в подобное верить отказывался, но факты были раздражающе достоверны. Это заставляло задуматься о том, что и с подвязками может образоваться весьма занимательная проблема. А ну как тоже невидимые? Ну не голышом же местные невидимки ходят? Или все же…
За метаниями нынешнего обладателя до боли знакомого тела слуа наблюдал несколько заторможено. Слишком уж нереалистичная картина вырисовывалась. Нет, разумеется, смотреть на себя со стороны было забавно, но вот понимать, что сам бы так себя не повел было весьма раздражающе. О! Лично он бы к невидимке не полез. Мало ли что это за невидимка. А вот Дьердре прямо-таки жаждала общения с этим непонятным нечто. Лоркан такого не понимал, как и не понимал предложения позаигрывать с кем-либо. Нет, слуа понимал, что эта фейри имела в виду, но не представлял подобного в своем исполнении. Обычно все решали или деньги, или сами дамы, заподозрившие, что у него есть деньги. Поэтому оставалось только красиво говорить, дарить подарки и пользоваться ситуацией. Себя с другой стороны этого круговорота он просто не представлял. Да и представлять не хотел, чего уж тут…
Вот уж чего-чего, а заигрывать слуа не собирался. Попробовать подкупить или напугать – это да. Но не выставлять же себя дураком на потеху некоторым. И что толку, что тело чужое, если потом будешь помнить, кто тогда им управлял?
Однако чтобы фейри не планировал, а невидимка успел среагировать первым.
— Ты это...хрен ты сушеный, — продолжил предполагаемый могильщик. – Ты своей отощавшей страхидлой мне настрой-то не сбивай…
На страхидлу слуа не обиделся. Не в его природе было на подобное обижаться. Так что спорить с мужиком он не стал, хоть и имело место быть негаданно доставшееся чужое тело.
— Или вы, свиная отрыжка, решили карманы мне пощипать? – в голосе невидимки послышалась угроза. – Мне пить мешать?! Да вот я вас!!!
Кажется, никакого пиетета перед дамами у этого представителя местной диаспоры не было. Во всяком случае, от неудобного противника доставалось преизрядно. Все же не видя направление удара, увернуться весьма проблематично.
— Так-то вам, потаскухины отродья! – подытожил невидимка. В воздухе что-то свистнуло и глухо ударилось, а следы с небывалой скоростью скрылись где-то вдалеке.
Ощущения были откровенно мерзкими. Впрочем, слуа радовался, что у этого треклятого могильщика не было ножа из хладного железа. Вот уж после такого счастья можно было и самому в призраки записаться…
— И за что все это Лоркану? – мрачно поинтересовался у пустоты фейри. На мгновенье ему показалось, что где-то неподалеку тихо, но паскудно захохотал зазеркалец. От этого настроение испортилось еще больше.
Вокруг было тихо, так что с уверенностью сказать, есть ли где-то поблизости еще невидимки, было нельзя. Городская окраина и пыльная дорога навевали уныние, но жалеть себя слуа смысла не видел, поэтому стал высматривать следы невоспитанного короткоживущего в той стороне, откуда он явился и, помимо них, наткнулся еще и на старую, местами подржавевшую лопату, которой, видимо, мужик в них и запустил, ей же и отходив напоследок.
— Что ж… Лопату теперь можно не искать, — философски пожал плечами фейри. – Остается найти кладбище…

+1

38

Когда Дьер сообразила, что отощавшая страхидла — это сказано о ее теле, то невероятно разозлилась. Она всегда болезненно относилась к любому критическому высказыванию в адрес своей внешности, а невидимка не просто критиковал — он оскорблял. Дьер наугад хлестнула по воздуху извивающейся рукой — и, что неудивительно, попала в пустоту. А замахнуться для второго удара она не успела — потому что сразу же получила по голове чем-то очень тяжелым.
— Ах ты ублюдок! — прохрипела Дьер, когда второй удар, последовавший без какого-либо перерыва за первым, свалил ее с ног.
Дьер случалось иногда драться, но противник всегда был видимым и получал сдачи. А то, что происходило сейчас, на драку походило мало: их с Лорканом просто избивали.
— Сссскотина... — Дьер скрутилась в комок и старалась прикрыть голову, не пытаясь отразить удары или дать сдачи. У невидимки были неоспоримые преимущества. А самое мерзкое — его даже нельзя было запомнить, чтобы потом найти и отомстить. Как можно запомнить того, кого не видишь?
Единственным слабым утешением было то, что на теле Дьердре не останется синяков. Больно было чужому телу, а не телу Дьер. Но, когда невидимка прекратил ее колотить и неблагая осмелилась приподнять голову из пыли, она убедилась, что ее прекрасному телу тоже досталось.
— Ох, у тебя все в порядке? — обеспокоенно воскликнула Дьер, протягивая к Лоркану его же руку. — Он ничего тебе не сломал? А зубы все целы?
На первый взгляд, кроме синяков, никакого иного урона невидимка ее красоте не нанес. Дьер коротко, но с облегчением, вздохнула. Найденная Лорканом лопата не вызвала у нее энтузиазма.
— Пойдем на кладбище копать? Все могилы подряд? — с ужасом спросила неблагая.
Фэйри не боялась обитателей кладбища, разных духов и прочую нежить, но терпеть не могла смотреть на то, что делает время с мертвыми человеческими телами. Это было... некрасиво. Самый последний гоблин по сравнению с пролежавшим несколько лет в земле телом казался Дьер писаным красавцем.
Но как иначе отыскать проклятую подвязку?
— Насколько я знаю людишек, они устраивают кладбище за городом, но не очень далеко. Ленивые создания, — проговорила Дьер. — Нужно обойти город по кругу, наверняка наткнемся на него.
Кряхтя, точно восьмисотлетняя старуха, фэйри заковыляла прочь из негостеприимного переулка.

Отредактировано Дьердре (2017-11-23 18:20:49)

+1

39

Лоркан драки не любил. Разве что наблюдать с безопасного расстояния. Или организовывать, чтобы понаблюдать. Но вот сам драться – это увольте, это не для «старого, больного» ювелира. В общем, настроение и до этого бывшее поганым, стало и вовсе отвратительным.
Еще слуа начинал недолюбливать Дьердре. Вяло так, почти беззлобно. Разумеется, за вящую сохранность своего тела он не слишком переживал. Те, кто хоть раз выдел представителей немертвого воинства, вполне могли представить, почему это не было для него причиной для беспокойства. Но вот то, что этой…девице, видимо, были чужды осторожность и здравый смысл, несколько раздражало. Невольно закралось подозрение, а не имеет ли дело он с «недолеткой». На битого шутками судьбы одиночку она, как будто бы, не походила. Представители дворов вели себя тоже несколько иначе. Нет, разумеется, фейри бывали разными. Но впечатление «детскости» порывов все равно никак не проходило. Видимо, все же сказывалось собственное длительное проживание среди людей. Некоторые вещи привычно мерились усвоенными из «семейных дней» категориями. Вот и сейчас фейри с трудом боролся, чтобы не начать объяснять неблагой как ребенку.
— Они же говорили, что схоронили недавно, — вздохнул слуа. – Надо будет посмотреть только свежие. А если повезет, то по надгробьям можно будет еще и понять, где женские…
Насколько знал слуа, память людей была удивительно коротка, так что о похоронах столетней давности вряд ли бы говорили даже эти невидимки. Что уж говорить о каких-нибудь деревенщинах, которые и родство-то не всегда помнят? Поэтому можно было понадеяться, что на могилке обнаружатся даже относительно свежие цветы…или что там у этих невидимых по такому случаю принято?
— Если этот дебошир шел с работы, — слуа неприязненно кивнул куда-то в сторону. – Можно попробовать пойти по следам.
Тем более, что следы этого хама были издевательски четкими, прямо-таки приглашающими. Так что, что-то крайне навязчиво подсказывало, что, если не пойти, все равно ведь подопнут…или за шкирку доставят…

+1

40

— Свежие надгробия? — переспросила Дейдре, хмуря лоб. Она совершенно не представляла, как свежее надгробие можно отличить от несвежего. Может, у Лоркана на свежие особое чутье? Неблагая решила не спорить. Раз Лоркан так уверен, значит, он знает, что делать.
— Ладно, пойдем по следам, — пожала плечами фэйри и тут же пожалела об этом неосмотрительном действии. Если у родного и замечательного тела при движении плечами поднимались только плечи, то у непослушного тела Лоркана вверх взметнулись еще и обе руки. Одна даже, кажется, удлинилась и заколыхалась наподобие трепещущей в волнах водоросли.
— Ну у тебя и ручки, — прошипела Дьер, приглядываясь к оставленным невидимкой следам. — Ну до чего же неудобно...
Впору было закапризничать и устроить продолжительный вой по безвременно утраченному удобному телу, но катастрофически не хватало времени. Поэтому Дьер только злобно глянула на Лоркана, пробормотала короткое ругательство и пошла по следам. Дорога быстро вывела их за город — ведь они уже находились на окраине. Невидимый драчун, судя по всему, довольно резво шел по пыльной дороге. Рядом с ним тянулся другой след, но на входе в город он оборвался. Дальше следы шли по тропинке, которая, виляя в разные стороны, убегала в поле.
— Мерзкие людишшшшки... — злилась Дьер, вышагивая на гибких ногах по тропинке и выписывая ими замысловатые кренделя на каждом повороте. — И зачем им такие кривые дороги? Неужели нельзя было проложить что-то более ровное? Или у них руки растут из того же места, что и ноги?
Здесь, в поле, было гораздо светлее, чем в городе: лучи угасающего солнца ничего не сдерживало, и они свободно распластались на траве. Но ненадолго. Алый диск уплывал за горизонт прямо на глазах. Дьер попробовала сотворить светлячков, но то ли плохо позвала, то ли в Лоркановом теле магия ей не подчинялась — светлячки не явились. Неблагая махнула рукой и продолжила свой путь.
Но и в стремительно сгущающейся темноте она продолжала вполне отчетливо видеть и тропинку, и уверенные следы невидимого хама. "Я же теперь умею видеть в темноте", — вспомнила Дьер и поспешно оглянулась на Лоркана: не уронил ли он, чего доброго, ее красивое тело в какую-нибудь рытвину?
Ее голова легко повернулась на гибкой шее назад, а идти Дьер не перестала. И поэтому для нее оказалось полнейшей неожиданностью внезапно оказавшаяся прямо у ее ног глубокая яма. Издав короткое шипение, неблагая свалилась в нее, успев лишь повернуть голову обратно. Перед ее глазами мелькнули несколько надгробий, затем земляная стена. Дьер крепко приложилась спиной и головой о дно ямы, и какое-то время наблюдала россыпь сияющих звездочек перед глазами. После чего кое-как встала на ноги, ухватилась за край ямы и попробовала подтянуться.
Краем глаза она уловила какое-то шевеление в дальнем конце ямы. Что-то неуловимо-бесплотное промелькнуло мимо и с легким шелестом юркнуло снова в тень.
— Фетчи еще летают тут всякие... — сквозь зубы процедила Дьер, возобновляя попытки выкарабкаться.

0

41

Говорят, что горожанин почти неспособен окончательно потеряться в городе, а крестьянин знает почти каждый уголок близлежащего леса. Врут, конечно. Слуа, будучи тем еще любителем пещер и подземных лабиринтов, все равно мог в них потеряться. Причем даже в тех, что знал уже достаточно хорошо. Но стоило все же признать, что знакомые места оставляли шансы на благополучный поиск пути. Вот жаждущему хмельного пойла невидимке места были знакомы, так что, видимо, шел он вполне быстро, а вот им приходилось мало того, что идти по чужим следам… Мало им было незнакомой местности… Так ведь они еще и сами себе мешались – кто-то не мог совладать с юбкой, а кто-то и со всем телом вовсе… Это вполне ожидаемо ни к чему хорошему не привело…
На свалившуюся в свежевырытую могилу знакомую тушку Лоркан смотрел уже как-то почти меланхолично. Собственно, не зная пределов своего нынешнего тела, он попросту не представлял, смог бы он сам выбраться из такой передряги…без колдовства. Пожалуй, именно это выбивало ситуацию из привычного алгоритма и призывало действовать. Невольная соучастница этого треклятого приключения явно не заслуживала того, чтобы торчать в этой самой могиле до рассвета. К тому же…кто-то ведь еще и копать должен. Пожалуй, это соображение было самым действенным, ведь, исходя из известных ему повадок как людей, так и некоторых фейри, особенно тяжелые дела обычно доставались мужчинам, а учитывая, кто именно сейчас мужчина…
Лопата с горем пополам воткнулась в грунт. Видимо, особой силы от этого тела ждать не стоило. Конечно могло случиться и так, что всеми возможностями нынешней оболочки он пользоваться попросту не умел, как маялась Дьердре, путаясь в его тушке.
— Руку давай, — проворчал слуа, укладываясь на живот рядом с ямой. Кое-какое представление о людских повадках в подобной ситуации он имел. Во всяком случае то, что попытка стоя вытянуть падающего чревата двойным падением, ему было известно. Сам видел. И даже не единожды. Люди вообще были дивными затейниками в плане поиска способов оборвать свою и без того недолгую жизнь.
— Держишься? Тогда постарайся подпрыгнуть  и зацепиться второй за край, — проинструктировал фейри, готовясь в любой момент перенести упор на колени и как-нибудь… Да хоть как-нибудь достать этого…эту…это… Ну суть важно, главное вытащить.
О! Как давно Лоркан до такой степени не ругался! Даже скрываясь от Фир Ллариг он почти не злословил, а тут… В процессе извлечения из могилки своей бренной тушки почти удалось накушаться земли, а сколько раз об эту самую землю слуа ударился головой и не только… Да и извлечение товарища по неприятностям прошло далеко не гладко. В конце концов, Дьердре удалось вытащить, но при этом уронить на себя. Сил спихнуть относительно свою тушку с актуального тельца не было, оставалось только хмуро и возмущенно сопеть, пытаясь отдышаться.
— Или отползаешь, — наконец смог прошипеть Лоркан, когда ему внезапно прилетело, кажется, локтем в живот. – Или побежишь…
Боль отзывалась злостью. Злость нашептывала вполне определенные действия. Слуа уже почти соглашался. А ведь еще и треклятые подвязки не найдены!

+1

42

Пока Дьер, извиваясь, точно уж на сковородке, выкарабкивалась с помощью Лоркана из ямы, фетч ехидно кружил рядом.
— Вот ты гаденыш, а, — сказала ему неблагая, выплевывая песок, невзначай набившийся ей в рот. — Мог бы и помочь.
Дух прошелестел что-то неопределенное, но вроде бы извиняющееся и продолжил свое бесцельное шатание по яме. Фэйри еще раз сплюнула, стараясь попасть в него, но промазала. Тогда она решила больше не обращать на бесполезное создание внимания и сконцентрировалась на том, чтобы выбраться.
Не без труда, и не сразу, но это ей удалось. Точнее, удалось им обоим — ведь Лоркан принял непосредственное участие в процессе.
— Ого, какая я красивая! — не смогла не восхититься Дьер, свалившись на своего спасителя и увидев совсем близко свое лицо, которое все еще носил Лоркан. — Только чумазая.
И, не обращая внимания на то, что слуа был явно недоволен, Дьер принялась заботливо вытирать свое прекрасное лицо от налипшей земли.
— Вот та-ак, вот та-ак, — приговаривала она нежно, без особенных результатов размазывая грязь. — Потерпим — и будем еще красивее... хотя куда уж красивее.
Занявшись разглаживанием бровей, Дьер заметила, что Лоркан ей что-то угрожающе шепчет.
— Что? Слезть? — Дьер не пришлось прилагать усилий, чтобы услышать, слух у нее теперь был хороший, если она не отвлекалась на что-нибудь, конечно... например, на собственное безупречное совершенство.
— Ой! — неблагая поспешно прекратила свои манипуляции и откатилась в сторону. Но тут же вскочила и, извиваясь, наподобие гигантской пиявки, склонилась к Лоркану.
— Я ничего себе... тебе не повредила, скажи скорей!
— Как же вы мне надоели, — едва слышно пробормотал фетч, который высунулся из ямы и с явным неодобрением наблюдал за возней пришельцев. Дьер протянула к нему свою гибкую руку, намереваясь ухватить его за шею и столкнуть обратно, но фетч легко увернулся.
— Уходите, — то ли попросил, то ли потребовал фетч — в его шелесте интонация угадывалась слабо.
— А помоги нам, тогда уйдем! — обнаглела Дьер. — Покажи, ты же местный, где были недавние захоронения, мы их по-быстрому раскопаем, достанем подвязку — и уйдем.

0

43

Глядя на Дьердре, Лоркан предавался философским размышлением на тему того, что, если после очередной выходки он ее убьет, будет ли это при нынешнем раскладе считаться убийством или самоубийством. Вопрос, пока что, проходил по разряду теоретических и даже в чем-то риторических, но размышлялось в этом направлении весьма бодро. Во всяком случае было интересно разобраться Лоркан он сейчас или не Лоркан и кого считать Лорканом. Собственно, пока что слуа не мог определиться, принадлежит имя личности или все же телу.
— Лоркан целый, но не очень добрый, — заверил фейри владеющую ныне его лицом особу.
Да и с чего бы ему быть добрым-то? Ночь, кладбище, не самая желанная компания поблизости и полная неопределенность впереди. И если против ночи на кладбище слуа ничего не имел, то вот остальное… Тот же маленький дух вызывал скорее раздражение, хотя иногда фейри был не прочь пообщаться с обитателями кладбищ.
— Уходите… — трудно было понять, злится ли это существо, предостерегает или просто повторяет заученное. – Уходите!
Наконец, видимо, фетч впечатлился гипотетической возможностью так с непрошенными гостями и не расстаться и начал как-то странно дергаться и, кажется, даже мигать.
— Свежая, большая, там, — указало существо направление неким подобием хвоста. – Но лучше, уходите…
Видимо, решив больше не тратить время на убогих, фетч еще раз мигнул, развернулся и споро скрылся где-то между кривых надгробий и полуразвалившихся крестов.
По указанному направлению действительно удалось найти нечто свежее и монструозное. Во всяком случае, Лоркан никогда еще не видел, чтобы покойнику приносили столько цветов и, кажется, даже подношений. Например, на расстеленном зачем-то прямо на могиле полотнище в неверном свете луны отчетливо читалось пожелание упокоиться с миром и там и оставаться до скончания времен. Слуа не был уверен, что знаком с подобной погребальной традицией, хоть и любил посещать похороны…
— Так и до утра можно копать… — мрачно резюмировал фейри, оглядывая монструозное нагромождение земли, цветов и прочей атрибутики. – Но не копать –себе дороже…
Насыпь делали добросовестно. Даже слишком. Слуа даже трижды обошел все это…великолепие, пытаясь понять, с какого края к нему подкопаться. Выходило, что с любого неудобно, но с чего-то же требовалось начать? Поэтому, в очередной раз недобрым словом помянув юбки и того, кто их придумал, фейри полез стягивать с могилы полотнище, попутно отпинывая и отпихивая вездесущие цветы.

+1

44

Разорять могилу, которую соорудили человечишки, оказалось не очень простым делом. Пока расшвыривали в стороны венки и цветы, было еще ничего. Но вот когда настало время копать, Дьер чуть не извелась от переживаний. Ей очень не хотелось, чтобы Лоркан копал могилу сам, находясь в ее теле. Так ведь недолго и мозоли посадить на ее замечательные руки! Будь она в собственном теле, то мозоли эти свела бы за пару минут. Но пока Дьер была не в себе, и вернуться пока что не представлялось возможным. Поэтому неблагая, героически вздохнув, взялась за лопату.
Копать, вообще-то, она умела, ведь ей не раз приходилось закапывать жертв Игни. Песик хоть и был довольно дружелюбным, но во время грозы становился слегка раздражительным, и если ему случалось наткнуться в такое время на людишек, без жертв не обходилось. Свою добычу Игни, как правило, с гордостью тащил к Дьер. К счастью, после того, что йета творил с людьми, от них мало что оставалось, но даже это следовало поглубже закопать, ибо по истечении определенного времени оно начинало отвратительно вонять. И Дьер, отругав пса за самодеятельность, шла копать ямку. Так продолжалось до тех пор, пока неблагая не научилась запирать йета в доме на время грозы.
Поэтому теперь Дьер была уверена, что раскопать свежую могилу она точно сумеет. Но фэйри не приняла в расчет чрезмерной гибкости своего нового тела. Воткнуть в землю лопату она еще сумела, и подцепить пласт земли — тоже, но вот отбросить его в сторону вышло как-то странно. Тело Лоркана, в котором хозяйничала Дьердре, изогнулось, наподобие лука, который натягивают перед выстрелом, а лопата, словно живая, вырвалась из ее рук и улетела вместе с землей в сторону Лоркана. Лоркана в ее теле!
— Так же и в голову можно было попасть! — ужаснулась Дьер. — Давай-ка лучше ты копай, только аккуратно, а я буду тебе руками помогать.
Чужих гибких рук было не жалко, и неблагая проворно заскребла ими по могиле. Грязь мгновенно забилась под ногти, но раз это не ее руки, то почему ее должно это волновать? Дьер продолжала рыть могилу руками, и земля послушно осыпалась под ее пальцами. Для удобства Дьер опустилась на колени, и теперь напоминала сама себе Игни, когда он вот так же пытался откопать зарытые Дьер останки своей игрушки.

0

45

Ковыряние в земле что руками, что лопатой не приносило ни толку, ни удовольствия. Лоркан уже успел перебрать вероятно все известные ему ругательства, не делая различай на их язык и смысл. Слишком уж бестолково и бесцельно летело время. Фейри даже согласен был уже плюнуть на все и дождаться, когда зазеркальный шутник соизволит явиться позлорадствовать, но тут слуа показалось, что из могилы кто-то пытается выкопаться им навстречу…
— Кажется, слухи о том, что она упокоилась с миром, несколько преувеличены, — прошептал Лоркан, медленно пятясь подальше от могилы. Помогло это слабо, ибо осточертевшая юбка опять начала путаться в ногах и все закончилось падением на не столь свежее захоронение.
Тем временем земля на могиле наконец разошлась и из нее показалась неожиданно материальная, бледная и, стоит признать, холеная женская ручка.
Слуа нервно сглотнул. К такому жизнь его точно не готовила. Нет, будучи собой-Лорканом, он знал бы как себя вести. Например, помочь в некотором роде соратнице по несмерти выбраться из могилы, возможно даже рассыпаться в комплиментах… Дамы это любили, кем бы эти дамы не были. Но вот что делать, когда ты сам – девица? Проблема…
— Все омерзительнее с каждым поколением, — послышался голос из могилы. – Ни такта, ни манер, ни изящества…
Тут Лоркан был согласен. Так как ему самому нравилось соблюдать старинные традиции, многие нововведения вызывали у него раздражение. Разумеется, непонятная покойница, которая прожила человеческую жизнь, тоже могла на что-то сетовать, но слуа-то жил дольше и слушать о падении нравов от какой-то пигалицы не желал категорически.
— Что ж… Раз родители не озаботились вашим воспитанием, придется вспомнить молодость… — из разрытой могилы показался край вычурного парика. – И начнем мы, пожалуй, с этикета…
Фейри начал судорожно оглядываться в поисках убежища. Как на зло на горизонте не обнаруживалось ничего достаточно монументального. Да и, что-то ему подсказывало, что чертова юбка все равно ему толком убежать не даст. Оставалось только продолжать попытки отползти подальше и надеяться, что этот кошмар скоро так или иначе закончится…

+1

46

Почувствовав, что из земли что-то выползает, Дьер прекратила копать и на всякий случай сделала несколько осторожных шагов от могилы. Она никогда прежде не видела, чтобы закопанные человеческие останки вдруг проявляли такую активность, если их к этому, разумеется, не вынуждали с помощью магии. Но разве кто-нибудь поблизости трогал магию? Вряд ли, Дьер наверняка почувствовала бы это. Тогда что это сейчас происходит?
Дьер не любила чего-то не понимать. И не любила смотреть на мертвое, разлагающееся тело. Поэтому она никак не могла решить: вернуться ли ей к могиле или, напротив, схватить Лоркана и вместе с ним сбежать отсюда к богловой бабушке. Но когда существо заговорило, все сомнения отпали. Оно говорило вполне осмысленные, хоть и не совсем понятные вещи, да и выглядеть должно было не очень некрасиво, судя по высунувшейся руке. Поэтому Дьер, оглянувшись на Лоркана и убедившись, что он не собирается никуда деваться, шагнула к могиле.
— Это каким же образом мы должны были проявить сейчас манеры? — с интересом спросила она, глядя на то, как следом за париком появляется вполне приличного вида лицо. Если не считать синеватой бледности и коричневых кругов под глазами, но это было несущественно. Одета выходица из могилы была, на вкус Дьер, слишком нарядно. Впрочем, ее можно было понять — она наверняка нарядилась перед смертью в самое лучшее, зная, что больше переодеться не удастся.
— Мы ведь не знали, что вы вздумаете встать. Кстати, а почему вам не лежится?
Этот вопрос волновал Дьер больше всего. Если это магия, то очень странная, скрытая. И Дьер хотела побольше узнать об этом.

+1

47

Если бы дикобраз мог понести от медведя, имеющего в своей родословной сову, это существо, пожалуй, наибольшим образом походило бы на то чувство, что испытывал Лоркан, глядя на восставшую умрунку. Или слуа ничего не понимал в старых мертвых человечках, или с этой конкретной было что-то абсолютно «не так». Как-то один знакомый энтузиаст от безумства и колдунства показывал фейри действо, именуемое им «пляской плоти». Так вот, даже самый удачный из его «плясунов» и близко не стоял с этой…недохороненной дамой. Ей-богу, Лоркан готов был даже поверить, что перед ним его же сородич, но не было того характерного ощущения присутствия, которое умиротворяло таких как он и заставляло зябко ежиться короткоживущих и представителей Благого Двора. Нет, что-то подозрительное во всем этом определенно было, но мысль никак не давала ухватить себя даже за хвост…
— Тебя бы я даже в лакеи не наняла, — презрительно проронила дама в красном, окидывая недовольным взглядом родное тело слуа. – И не сутулься! – по спине тому внезапно прилетело не пойми откуда взявшейся у мертвячки в руках тростью. – Еще и горбатый… Отвратительно…
Лоркан даже обиделся. Нет, по человеческим меркам его сложно было назвать идеалом мужской красоты, но умение себя подать пара-тройка почти неколдовских штучек скрадывали любое впечатление. Другое дело, что сейчас имело место другое тело. А Дьердре действительно просто не умела правильно изогнуть позвоночник так, чтоб спина смотрелась ровнее.
— А это что за побирушка? – теперь внимания дамы удостоился и Лоркан. – Поломойки и то опрятнее, а уж эта грация пьяного конюха…
Нет, слуа эта дама определенно не была. Те редко опускались до оскорблений – или играли со словами, или избавлялись от причины раздражения радикально – тут уж на какое настроение повезет. В любом случае, непонятная мертвячка фейри категорически не нравилась. И с этим определенно требовалось что-то делать. Тем более, что от них требовались только подвязки, а никак не их обладательница. Если, конечно, те были на ней. С зеркального гада сталось бы подобрать задачку еще более сомнительной выполнимости, чем предыдущая…

+1

48

Вместо ответа не-мертвая вдруг вдарила Дьер по спине. Неблагая вскрикнула и от неожиданности пошатнулась, но, к счастью, не упала. На многострадальном теле Лоркана и без того уже достаточно синяков. Когда он вернется в свое тело, то вряд ли обрадуется этому обстоятельству.
Дьер впервые видела, чтобы человеческие останки выбирались из земли по своей воле, и поэтому не стала с возмущенными воплями колотить хамоватую не-мертвую в ответ. Мало ли что она снова выкинет. Непредсказуемая какая-то, лучше с ней не связываться.
Критику в отношении Лорканового тела Дьер пропустила мимо ушей, она и сама была в претензии к некоторым его особенностям, которые, впрочем, порой обращались даже в преимущества. Но вот слова, сказанные по поводу ее собственного, замечательного и распрекрасного тела, которое не портила даже кое-где приставшая грязь, Дьер стерпеть не смогла.
— Побирушка?! — с возмущением прошипела она, упирая руки в бока и заступая откопавшейся даме дорогу. — Да будет вам известно, миледи, что это — самая красивая из всех неблагих фэйри! И, между прочим, очень могущественная! Вы лучше не говорите о ней в таком тоне, а то она многое может с вами сделать! Так что никакая она не побирушка! У нее столько сокровищ, сколько вам и не снилось! И не какие-нибудь крохотные самоцветики, с глаз воробья размером, а настоящие самородки! Поэтому немедленно извинитесь...
Договорить Дьер не сумела — ей попросту не дали. Процедив сквозь зубы что-то вроде "надоел, заткнись", не-мертвая сделала неуловимое движение рукой — и Дьер все-таки полетела на землю. Но не просто упала, а пролетела довольно приличное расстояние, и только потом распласталась неподалеку от Лоркана.
— Это кто? — свистящим шепотом спросила неблагая у спутника. — Почему она поднялась? Может, она и не умирала, а ее по ошибке прикопали?

0

49

Лоркан пытался, не поддаваясь сильному до нереальности страху, выискать взглядом треклятую лопату. Расставания с головой, как будто бы, ни один приличный человеческий умрун не переживал. Живые фейри были совсем другим делом, но эта-то ворчунья должна была быть человеком. Если верить зазеркальцу. Но что-то подсказывало слуа, что уж кому-кому,  а обитателю зеркала верить не стоило…
— Мерзкие, хлипкие, этот еще и простуженный, — продолжала выражать свое недовольство мертвячка. – Еще и врун редкостный. Уж если кто и разбирается в фейри, то явно не горбун…
Лопата на глаза все никак не попадалась, так что Лоркан начал присматриваться к вешкам и прочим памятникам.
— Впрочем, может просто дурак, — презрительно процедила недоупокоенная. – Умный бы на эту юродивую не повелся…
Дама начала вальяжно мимо них расхаживать, повествуя о том, как должно вести себя убогим, но прилежным слугам, чтобы не гневать благородную госпожу. Происходящие начинало приобретать настолько дикий оборот, что слуа грешным делом начал подозревать, что всего этого нет, а он попробовал экспериментальной настоечки знакомого боггана в компании с приятелем-эшу и теперь расплачивается за свою дурость беспокойным сном в неудобной позе в каких-нибудь треклятых развалинах, выбранных специально для встречи…
— Лоркан знавал многих покойников, но таких бодрых среди них не было, — процедил сквозь зубы слуа. – Лоркан не знает, как ее поймать, чтобы со всем разобраться… И даже топора у Лоркана нет…
Ей-богу, лучшим решением пока выглядело разрубить болтливую немертвую на кусочки, чтоб точно не мешала себя обыскивать. Но топора действительно не было. Да и с возможностью как-то ее удержать, чтобы начать усекновение, пока что было не все ясно…
— Впрочем, толку от таких выродков все равно не будет, — подвела для себя итог недохороненная дама. – Проще уж подкрепиться и пополнить мой славный городок еще двумя голосами…
Когда надвигалась гадость, слуа всегда начинал размышлять на диво быстро. Вот и сейчас, едва заслышав про голоса, он сообразил, кого эта мертвячка записала в главные блюда. Наученный опытом колдовства в чужом теле при поисках ворчалочки-бормоталочки, фейри опасался сходу пробовать что-то забористое, а раз так – оставалось только одно.
— Кто небыстрый – тот закуска! – предупредив неожиданно писклявым голоском Дьердре, слуа подхватив злополучную юбку так высоко, что крестьяне улюлюкали бы вслед, а изнеженные толстосумы могли и чувств лишиться, припустил так, что и сам диву дался. Вот что значит, голод  — не тетка. Особенно чужой. Впрочем, тетка за ними гналась действительно голодная…

Отредактировано Лоркан (2018-01-07 18:01:31)

+1

50

Дьер долго не раздумывала, действия Лоркана лучше всяких слов убедили неблагую, что нужно бежать, причем бежать быстро. И, хотя Дьер не успела сообразить, какая именно опасность им угрожает, ведь она не приняла на свой счет заявление не-мертвой о том, что ей нужно подкрепиться, и уж тем более не рассматривала себя в качестве закуски, фэйри припустила за убегающим в ее теле Лорканом со всей быстротой, на которую только была способна.
И, как внезапно выяснилось, при явной опасности у тела Лоркана имелись скрытые резервы. А, быть может, это страх перед неизвестностью придал ей дополнительное ускорение и наделил внезапной ловкостью?
Ноги больше не путались и не цеплялись друг за друга. Они весьма резво скакали через могилы, унося Дьер от оголодавшей подземной твари.
Это была очень странная гонка. Солнце уже давно село, на небе показалась бледная луна, которая равнодушно взирала с небес на фэйри, дружно бегущих по кладбищу, и на преследовавшее их существо.
Дьер оглянулась в надежде, что выкопанная ими дама отстала, но убедилась, что не-мертвая и не думала отставать. С неожиданной для такой изысканной дамы прытью она с легкостью перемещалась между могилами и плотоядно скалилась.
— Надо... магией... — просипела Дьер Лоркану. — Долго нам так не пробежать...
Почему-то Дьер не было страшно. Это ведь фэйри обычно расправляются с людишками, а не наоборот. Правда, до сих пор ни один из людишек по собственному почину не выбирался из могилы и не намеревался сожрать фэйри... Может быть, эта человечиха попросту спятила?
На бегу думалось плохо, но Дьер отчетливо понимала, что даже спятившая дамочка, померев, должна была бы лежать смирно и спокойно себе разлагаться. А не устраивать гонки по кладбищу. И не учить манерам.
Ненормальность происходящего вызывала у неблагой не страх, а злость. А вынужденное бегство лишь усиливало эту злость.
К тому же, Дьер начала задыхаться. Они уже пробежали все кладбище, впереди была невысокая ограда, за ней — поле, а дальше высокой стеной темнел лес.
— Беги, я ее... задержу... — прошипела Дьер, но не была уверена, что Лоркан ее услышал. Перемахнув через ограду, неблагая остановилась и, не теряя времени на разглядывание преследовавшей их нелюди, начала плести заклинание, призывающее огонь. В этот момент она не думала о том, что в огне сгорит не только не-мертвая, но и вся ее одежка, в том числе и подвязка. Дьер настолько разозлилась, что жаждала сейчас одного: немедленной мести.
Заклинание доплести она не успела. Не-мертвая, нисколько не задыхаясь, подскочила к ограде, занесла было ногу, чтобы ее перескочить... и вдруг замерла, будто наткнувшись на невидимую стену.
"Магию, что ли, почуяла? — подумала Дьер, пользуясь моментом и заканчивая заклинание. — Ну а теперь, красавица, давай тебя поджарим..."

0

51

Кто не бегал как идиот по кладбищу – тот не поймет всей прелести маршрута. Будь на то воля Лоркана, он бы тоже с удовольствием не понимал, но кошмарное видение в алом платье придавало скорости, энтузиазма и соображения.
Дама в красном вела себя странно. Даже для проклятой человечки странно. Безумная фейри – куда ни шло, но он не чувствовал в ней даже дальнего сородича. А ведь проявивший свои способности да еще и так близко фейри всегда воспринимался на ином пласте восприятия. А тут – тишина. Будто и нет ее, так нет же – сбивает памятники и тычки тростью отвешивает вполне материальные, когда дотягивается…
Перескочив за ограду, слуа уже лихорадочно решал, куда бы припустить, как взгляд его зацепился за…лопату. Он готов был поклясться, что за ту самую лопату, которой по определению здесь быть не должно… Подобное уже даже не пугало и не настораживало. Тут впору было почти обосновано подозревать заговор, в котором все идет по плану, но в подробности их посвятить, разумеется, не планировали…
За попыткой совершить колдунство в исполнении Дьердре слуа наблюдал уже как-то меланхолично. Нечто яркое таки сорвалось в сторону ограды и…потухло ровно над ней. Фейри было дернулся в строну на всякий случай, но мертвячка, сделав шаг в том же направлении, даже и не подумала перелезать через хлипковатую преградку, смотря на них действительно неживым взглядом.
— Лоркану кажется, что кладбище ее не отпускает, — подытожил слуа, подбирая вездесущую лопату и опираясь на нее. – Пожалуй, Лоркану неинтересно, колдуется ли на кладбище…
Фейри зябко передернул плечами. Выходило, что колдуется точно, но, возможно, не им, так что рисковать не стоило. А вот процесс добывания подвязок превращался в нечто и вовсе непотребное в своей абсурдности.
— И что вот с ней теперь делать? – поинтересовался Лоркан. Быстро проведя рукой за оградку и обратно он успел полюбоваться как мертвячка кровожадно оскалясь кинулась и вновь замерла то ли в недоумении, то ли еще по какой причине.
— Бегать мы не хотим, — слуа позволил обобщить за обоих. – Не будем ли бегать, если вытащить ее сюда – неизвестно. Лоркан возмущен и ажиотирован!
Не придумав ничего лучше, фейри запустил в покойницу то ли камнем, то ли комком земли. В ответ раздалась гневливая тирада о падении нравов, но попытки пересечь забор так и не последовало. Ладно призраки… Их порой действительно удерживал правильно зашептанный круг из соли или известняка, но чтоб умруна что-то не пускало? Хотел бы Лоркан посмотреть на того, кто смог натворить такое… Или не хотел бы… Вот это он еще не решил…

+1

52

Дьер в недоумении смотрела, как созданный ею яркий сполох огня с жалким пшиком растворился в воздухе.
— Вот же дрянь-то! — шепнула фэйри себе под нос. Ситуация была, мягко говоря, непонятная. Вот покойница, где-то на ней — подвязка, но достать ее у Дьер почему-то не было ни малейшего желания. А как быть без подвязки? Навсегда остаться в этом теле? Оно, конечно, стало ей почти родным, но свое-то роднее! И — что уж врать-то — гораздо красивее.
— Надо ее убить, — изрекла Дьер гениальную мысль и сама же нервно хихикнула. Как можно убить то, что уже мертвое?
— Точнее, ее надо как-то обездвижить, — поправилась фэйри. — И забрать эту проклятую подвязку!
Высказав очевидное, неблагая всерьез задумалась. Если не получается забрать силой, быть может, стоит попробовать поторговаться? Что же могла Дьер предложить этой нежити в обмен на ее подвязку?
Фэйри оглядела себя и слегка скривилась. Вряд ли у нее, а точнее, у Лоркана есть что-то, что может заинтересовать бывшую покойницу.
Дьер внимательно и задумчиво посмотрела на саму себя под управлением Лоркана, и тут вспомнила, что в ее ушах наверняка должны быть серьги. Она так давно их носила, что уже перестала обращать на серьги внимание. Вдруг не-мертвой они понравятся?
Дьер подошла к Лоркану, аккуратно вытащила из его-своих ушей серьги в виде небольших рубиновых капелек и показала издалека нежити.
— Смотри, что у меня есть! Нравятся? Драгоценные! Настоящие! Хочешь себе такие?

0

53

Убить? Обездвижить? Проще сказать, чем сделать! Будь все просто – они бы тут уже давно не торчали и не слушали, что думает по тому или иному поводу неупокоенная моралистка.
— Так этот слабоумный еще и охальник! – взвизгнула мертвая мегера, имевшая, видимо, преотличный слух. – Чтоб леди благородного рода продавалась как последняя дворовая девка?! Да ты! Да как только!
Гневная тирада сменилась очередной проповедью, на этот раз о пользе воздержания. Слушать было нудно и противно, поэтому некое подобие плана начало наконец складываться.
— Делай что хочешь, но пусть отвернется, — еле слышно прошептал Лоркан, понадеявшись на слух своего тела, при этом поудобнее перехватывая лопату. Оставалось надеяться, что ударив со всей дури все же удастся отделить голову от тела. С таким ведь не живут, если не являются даллаханами. Слуа надеялся, что не живут…
Фейри было сугубо неинтересно, что там вытворяла Дьердре. Он выжидал. Дамочка ярилась, грозила пальцами и кулаками, проклянала, но не отворачивалась. А вот потом слуа улыбнулась удача. Он и знать не хотел, зацепилась она юбкой, что-то обронила или решила подхватить с земли, но едва та наклонилась, Лоркан со всей дури рубанул по шее лопатой. Голова с замысловатой прической перескочила через оградку и скрылась в траве.
Слуа ждал, когда упадет и тело. Не дождался. Тело не только не упало, оно выпрямилось и начало ощупывать наличие отсутствия своей головы. Потом и вовсе опустилось на карачки и попыталось ее рядом с собой нащупать…
— Эй! Я здесь! На голос иди! – раздался уже знакомый голос из травы.
Тело повернулось на окрик и стало идти на голос, пока не уперлось в оградку, но продолжило шагать на месте.
— Быстрее! Я не собираюсь лежать здесь и пылиться! – продолжала вещать голова дамы.
— Лоркан ничего не понимает и понимать не хочет… — мрачно резюмировал фейри.
Это было страннее пьяного даллахана. Весьма общительный приятель-эшу успел познакомить опекаемого товарища со многими. Так вот, любители терять голову на постоянной основе среди знакомцев были. На одной гулянке, которую и попойкой-то назвать было цензурно, как только захмелевший даллахан начинал кемарить, его голову куда-то засовывали, но тот всегда безошибочно ее находил, а не звал действующее само по себе тело. Происходящее же просто в голове не укладывалось. Слуа готов был поклясться, что так не бывает, так нет ведь…марширует безглавое…
— Ну что? Рискнем? – со вздохом спросил фейри, кивнув на тело. – Или еще лопатой? – протягивая инструмент, ибо не был уверен, что в случае необходимости справится с чем-то толще руки или шеи в этом теле.

+1

54

Безголовое тело, шевелящееся даже тогда, когда лишилось своей головы, убедило Дьер в том, что без магии здесь точно не обошлось. Просто это была странная магия, не такая, к какой привыкла Дьер. И вряд ли у человека хватило бы сил на такое. Скорее всего, недомертвую кто-то очень сильный заколдовал или проклял, да еще так качественно, что след его колдовства почувствовать было невозможно.
Но Дейдре не собиралась восхищаться мастерством неизвестного колдуна — у нее были сейчас дела поважнее.
Увидев, как обезглавленное тело шагает на голос откатившейся головы, неблагая несказанно удивилась. Ведь уши остались на голове и укатились вместе с ней — чем же тело слышит голос головы?
Снова магия... неощутимая, особенная, редкая магия, потому что иначе никаких вразумительных объяснений происходящему нет.
Дьер не хотелось долго ломать голову над этой загадкой. Зато очень хотелось отомстить вздорному созданию, посмевшему критиковать ее внешность. Подбежав к голове, фэйри что было сил пнула ее. Описав невысокую дугу, голова, возмущенно вопящая о неподобающем обращении, покатилась, подскакивая, по полю. Ее голос доносился теперь все глуше и глуше.
— Надоела она мне хуже гоблинов, — пожаловалась Дьер Лоркану. — Давай обыщем тело. На ее голове я никаких подвязок не видела, значит, они где-то на теле... если она, конечно, не растеряла их, прыгая по могилам...
Дьер осторожно подошла к ограде, возле которой по-прежнему бессмысленно топталось тело. Неблагая прислушивалась, но не улавливала никакой магии. Чудеса просто!
"Может, я в теле Лоркана и не могу чувствовать магию? — подумалось Дьер. — Может, здесь все пронизано магией насквозь, просто я ее не ощущаю?"
На ее приближение тело никак не отреагировало. Но Дьер почему-то очень не хотелось дотрагиваться до него рукой. Подобрав с земли небольшой прутик, неблагая осторожно ткнула им нежить в плечо. Никакой реакции. Фэйри осмелела, отшвырнула прутик и потянулась к шнуровке платья.
— Ее нужно раздеть, чтобы обыскать, — пояснила она Лоркану свои действия. Где-то в поле надрывалась криком голова, но Дьер к этим воплям не прислушивалась.

0

55

Пожалуй, пнуть голову Лоркан бы тоже не отказался. Впрочем, в каком-то смысле он и пнул – тело-то его, так что было даже и не обидно особо. А вот раздевать тело, которое не планируешь съесть или еще как использовать, фейри смысла не видел, поэтому сразу поле под юбку, убедившись, что какие-то подвязки под ним действительно есть.
— Да не вертись ты! – шикнул он на Дьердре, потянувшись к сапогу за стилетом. – Тут проще разрезать. Про целые речи ведь не было? – уточнил слуа, продолжая пытаться добраться до левого сапога родного тела, ибо засапожник был припрятан именно там.
Марширующее тело процессу получения подвязок никак не помогало. Оно дергалось и иногда пыталось менять направления. Впрочем, его удавалось затормозить, развернув к забору.
— Жаль, куском, видимо, привести нельзя… — злобно ворчал слуа. – Столько мороки из-за двух ленточек с рюшечками…
Лоркану начало казаться, что проще новые сшить, чем эти снять… Нет, смотрелась эта деталь женского туалета вполне мило, но в такой ситуации снимать ее фейри еще не приходилось…
— Так… Или давай сюда ножик, или объясняй, что именно делать, — сдался наконец слуа. Два подвижных неуловимых тела мешали куда как больше, чем одно…

+1

56

Наверное, со стороны это было очень забавное зрелище: топтавшиеся возле безголовой дамочки фэйри, пытавшиеся зачем-то залезть к ней под юбку, только Дьер было не очень смешно. Тело невозможно было остановить ни на мгновение, оно с тупым упорством пыталось дойти до своей головы и относительно успокаивалось только тогда, когда упиралось в забор. Но и тогда оно двигало ногами, будто продолжало идти. В таких условиях стащить что-либо с его ноги (так вот где, оказывается, людишки носят подвязки — на ногах!) не представлялось возможным, но предложение срезать подвязки Дьер не понравилось.
— А если этот псих зеркальный придерется? И еще чего-нибудь выдумает? Давай лучше все-таки попробуем их стащить.
Дьер не сразу сообразила, зачем Лоркан потянулся к ее сапогу.
— А, ножик? — дошло, наконец, до Дьер, и она вытащила нехитрое оружие из-за голенища. Повертела его в руках, пару секунд над чем-то размышляя, а затем решительно принялась кромсать юбку недохороненной дамочки.
— Ты хоть знаешь, сколько это стоит?! — тут же завизжала с поля голова. — Прекрати немедленно!
— Ага, сейчас, — буркнула Дьер, не прерывая своего занятия. — А подвязки я как снимать буду? За этой кучей одежды совершенно не видно ног!
И зачем мертвой тетке было напяливать столько юбок? Дьер уже устала их разрезать.
— Варвары! — выла голова. — Никакого почтения к старшим!
— А вот нечего было... — огрызнулась Дьер, отхватывая от алой юбки огромный кусок, — ... нас по кладбищу гонять. Отдала бы по-хорошему... было бы и платье целое... и голова на месте... Ой, красота-то какая!
Основательно укоротив наряд, фэйри смогла, наконец, увидеть эти самые подвязки и была ими очарована. Гениальное изобретение! Всего лишь какой-то кусок кружева, а как изысканно смотрится! Только смысла в нем нет никакого, он ведь спрятан под юбкой, только служанка увидит, да еще любовник... может, в этом и смысл?
— Нет, только не резать... снимем так! — решила Дьер и осторожно потянула книзу кружевное творение на правой ноге.

0

57

Иногда слуа просто не понимал людскую логику. Но еще сильнее недоумение вызывала женская. И в этом случае было не важно, кому она принадлежит – человеку или фейри. Как ювелир, с «человеческих» лет привыкший сталкиваться с работой по заказу, Лоркан прекрасно знал, что если выполнить точь-в-точь как заказали, взятки с тебя гладки, даже если заказчику не все понравится. Что попросили – то и получили. Натура фейри добавила этой привычке мерзостно-мстительную нотку, так что тем, кто надоедал, упорствовал и требовал, в итоге все нравилось…но недолго, а потом очень нравилось никогда не видеть Лоркана. Кто-то при этом сторонился сам, кто-то пытался избавиться от слуа, но в любом случае было весело.
Так вот, праздник женской логики «радовал» фейри все больше. Одна, умерев и потеряв голову, беспокоилась о платье, другая смотрела на бледные ноги покойницы и восхищалась подвязками, вместо того, чтобы быстрее разобраться со всем этим бредом безумного заклинателя… Нет, Лоркан определенно отказывался это понимать…
Наконец-то с горем пополам стащим подвязки фейри ожидал мгновенного переноса, вот только этого не произошло, так что он успел с неудовольствием понаблюдать, как после потери этой «красоты» тело резко замерло и рассыпалось прахом. Судя по тишине над полем, голову постигла та же участь.
— Кривого гоблина благой в супруги! Артефактные подвязки! – удивленно прошептал слуа, уже начиная прикидывать, а смог бы он повторить нечто подобное, если захотел и как бы это сподручнее было сделать. Понимание пока не приходило, но идея была определенно богатой…

+1

58

Оторвать глаз от алого совершенства, которое держал в руках Лоркан, Дьер была просто не в силах. И чем больше она на них смотрела, тем больше ее одолевало желание их примерить. Даже рассыпавшееся тело не отвлекло неблагую от восхищенного созерцания кружевного чуда. Нельзя сказать, чтобы Дьер очень любила наряжаться, скорее наоборот. У неблагой никогда не было кучи нарядов, глядя на которую она бы с отчаянием констатировала, что ей совершенно нечего надеть. Дьердре вполне достаточно было пары платьев любимого черного цвета. И за новым она отправлялась только тогда, когда старое приходило почему-либо в негодность. И ей даже в голову не приходило украшать как-нибудь эти платья и уж тем более цеплять на ноги кружево. А вот теперь ей этого страстно хотелось.
— Дай их мне, Лоркан! — проговорила Дьер, глядя горящими глазами на подвязки и протягивая к ним руки. — Дай...
И, испугавшись вдруг, что Лоркан не захочет ей отдавать с таким трудом добытое сокровище, Дьер молниеносно выхватила у него подвязки.
— Я только померяю, — торопливо объяснила она, усаживаясь на чью-то могилку и принимаясь стаскивать сапоги. — Ведь когда мы вернемся, зеркальный урод их сразу же отнимет! А я так хочу посмотреть, как они будут выглядеть на мне... На мне...
Неблагая замерла с сапогом в руке.
— Так ведь я же теперь не я! — воскликнула она, натянула сапог обратно на ногу и подскочила к Лоркану.
— Подними юбку, я их тебе, ну то есть себе, надену! — попросила неблагая. — Всего на минуточку, только полюбуюсь...

0


Вы здесь » Знамение конца » Отголоски былого » 15.06.875: Проклятье старого зеркала.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC