Знамение конца

Объявление


Добро пожаловать в мир, которым правит магия.
Здесь нет границ между добром и злом, нет правых и виноватых. Здесь царит воля случая, и судьба неподвластна тебе.
Никто не знает, чем грозит следующий день и как чьи-то поступки отразятся на мировом равновесии.
Не трусишь ли ты узнать, какая роль отведена тебе?


faq | правила | сетка ролей | гостевая


Наблюдатели:

Администратор

xewry_
Модератор

rinucha_hell
Мастер игры

ЛС

Ролевая игра «Знамение конца» открыта 25.07.2017

28.07.2017: Дополнена матчасть по фэйри. Также расписаны запущенные на данный момент сюжетные ветки.

подробные объявления

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Знамение конца » Тайны мира » Гильдии и организации Агьера


Гильдии и организации Агьера

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

0

2

Аббача Син

http://s6.uploads.ru/mLbXd.png

Официально считается гильдией убийц Мелона, в реальности же она уже давно действует на территории всей Дальеры. О них знают, но о них боятся говорить. За сотни лет своего существования они создали себе такое имя, которое вышибает из людей холодный пот.

Изначально Аббача Син были группировкой наемных убийц. Их нанимали гильдии наркоторговцев, когда разборки между ними не могли закончиться  дружеской потасовкой и требовали кровавого вмешательства, торговцы, на чьи суда покушались пираты, и так продолжалось долгие годы.

Все изменилось в один день. Точнее, в одно прекрасное летнее утро, когда на главной площади Балерно, столицы Мелона, торговки цветами нашли труп. Он был подвешен на собственных кишках к одному из фонарей у парадного входа в Торговую палату, на его шею была насажена голова свиньи, а в распоротом, выпотрошенном желудке чуть погодя была найдена человеческая голова, явно принадлежащая мертвецу. Опознать труп было сложно: кроме того, как отрубить голову, несчастному врывали язык и вырезали глаза, — однако знающие очень быстро догадались о личности жертвы. Ей оказался дангернонский торговый дипломат, приехавший в Балерно тремя днями ранее. Он должен был подписать договор о взаимовыгодном сотрудничестве с крупной винодельней, расположенной у столицы королевства, однако по приезду позабыл обо всех обещаниях и начал выдвигать новые условия сделки, удовлетворявшие интересы только одной стороны — Дангернона. Два дня дипломата пытались вразумить, на третий день терпение мелонских политиков лопнуло.

Все жители Балерно были обуяны ужасом. Дангернон требовал расплаты за содеянное. Король Мелона со спокойной улыбкой заверял соседнее государство в том, что на поиски убийц, а также их заказчиков, брошены все возможные силы. Но в подворотнях, в темных углах столицы раздавались понимающие смешки и голоса, произносившие всего лишь два слова, которые как будто бы все объясняли: Аббача Син. И ведь они, эти слова, действительно служили объяснением: уже тогда Аббача Син установили абсолютную монополию в Мелоне, и подумать о ком-то другом, способным на такое убийство, никто бы не смог.

Через неделю в окрестностях Балерно была поймана группа людей, которая под давлением властей созналась в содеянном. В столицу Мелона был приглашен один из верных соратников правителя Дангернона, и на его глазах убийцы были казнены. После казни сам король Мелона пригласил данегрнонского посла на ужин, где  сокрушался о трагедии, омрачившей дружеские отношения двух стран, и искренне надеялся, что в скором времени, когда налет обиды исчезнет, сорванная торговая сделка состоится. Конечно же, на взаимовыгодных условиях.

Довольный приемом, дангернонский посол вскоре отбыл на родину, а буквально через пару месяцев в Шепшеде, торговом городе Дангернона, на продажу было выставлено мелонское вино, а в Релле, торговом городе Мелона, — свежайшая данегрнонская свинина. Все были счастливы, вот только народ Мелона гудел, немного испуганно, но все же — с насмешкой. В то время, когда королевская стража схватила якобы убийц, была проведена лишь одна облава, точечная и целенаправленная — на балернский бордель.

Знающий человек рассказал другому знающему человеку, а у того был трепливый язык — оттого подробности этого дела знал каждый второй житель Мелона. Бордель этот был построен на чужой территории, без разрешения хозяина;  вдобавок наглецы крали с маленьких поселений королевства женщин, привозили сюда и насильно заставляли их заниматься проституцией, забирая все деньги, заработанные ими, себе. Они не внимали гласу разума, и тогда оскорбленный хозяин территории заказал их Аббача Син. И Аббача Син убили двух зайцев одним ударом: нашли бедолаг на роль убийц торгового дипломата и напомнили преступным группировкам об уважении к ближнему своему.

Вскоре об этой истории знал не только Мелон — постепенно она прокатилась по всему континенту. Торговцы разных стран судачили друг с другом, главы преступных группировок разных стран никогда не отказывались пропустить стаканчик-другой со своими старыми приятелями. Дангернон и хотел бы вспомнить о столь коварном обмане, да не мог — у них не было официальных доказательств, а без них слухи — это всего лишь слухи.
Так или иначе, после этого инцидента стало ясно одно — с Мелоном нужно играть честно, иначе Мелон тотчас покажет, что такое настоящая грязная игра.

Через несколько лет король Мелона умер — тихой, спокойной смертью, от старости, и на престол взошел его старший сын, Джакопо. Новый правитель оказался жадным и глупым. Глупость он старался скрыть за маской хитрости, но получалось у него плохо. Джакопо обворовывал собственный народ, пытался вести невразумительные политические игры с соседними странами. Ситуация обострялась с невероятной быстротой: Дангернон в открытую сообщал о готовности войск, Йонгвель обещал Дангернону всяческую поддержку, и сами мелонцы начали готовить сопротивление внутри страны.

Стоит отметить, что то поколение считалось одним из самых неудачных в истории Мелона. Старший сын, Джакопо, был скверного характера, жадным, глупым и своевольным, и все попытки отца вырастить из него достойную замену канули в лету; на престол он вступил лишь благодаря воле случая. Средний сын, Исайа, был с детства ни от мира сего и нашел свое место в Великом Соборе; когда мальчику исполнилось шестнадцать лет, отец опустил руки и, скрепя сердцем, позволил ему уйти в храмовничество. Младший сын, Ачиль, был единственной отрадой короля, но по законам королевства не мог занять место отца, пока были живы его старшие братья; он был юношей цепкого ума, властным и находчивым. Поговаривали, что именно Ачиль был напрямую связан с преступным миром Мелона, но доказательств тому не было.

Так или иначе, когда Мелон был на грани раскола, а на его границах уже виднелась тень объединенных войск Дангернона и Йонгвеля, Аббача Син нанесли удар. К тому времени люди пришли к мнению, что гильдия убийц находится на коротком поводке у королевской семьи и полностью подчиняется ей — их сравнивали с Черной Стражей Йонгвеля, но признавали более раскрепощенными в своих действиях. Однако одна душная, летняя ночь в Балерно пошатнула уверенность народа в безграничную верность Аббача Син трону.

На королевский замок было совершено ужасающее нападение. Вся семья короля, включая его самого, была убита. Над телами жены и детей не издевались, но тело короля было насажено на кол (хотя, вполне возможно, что сделано это было еще тогда, когда король был  жив — за точность никто бы не смог поручиться) и выставлено на главную площадь перед дворцом. Всю последующую неделю Мелон гремел от невероятных празднеств — люди радовались избавлению от глупца и чествовали нового короля.

Королем стал младший сын, Ачиль. Исайа, средний сын, на трон не претендовал, а союзников Джакопо заставили замолчать — подкупом, угрозой или смертью. Впервые за все это время народ Мелона видел убийц из Аббача Син в неприкрытом действии: они никогда не называли себя, но их черные одежды, скрывающие лица капюшонами, и аура смерти, окутывающая их, выдавали их с головой.

Ни у кого в Мелоне не было сомнений — только с помощью Аббача Син Ачиль взошел на трон. Поговаривали, что король был Говорящим гильдии, но прямых доказательств тому не было. Тем не менее, после смены власти Аббача Син получили возможность выйти за пределы Мелона. Их расширение было похоже на абсолютный захват территорий, стремительный и беспрекословный.

До сих пор не известно расположение ни одного из штабов гильдии, но иллюзий по этому поводу нет — у Аббача Син есть глаза и уши во всех странах континента. Ее члены могут быть везде: сидеть на приеме у короля, совершать торговые сделки  на международном рынке или же предлагать свои услуги в борделе — для их деятельности нет границ дозволенного. Однако доподлинно известно, что на территории Йонгвеля их "полномочия" значительно снижены, и такое расположение дел Аббача Син вполне устраивает — к Черной Страже они испытывают заслуженное уважение.

Структура Аббача Син:

«Мы — кровь и прах поколений. Мы — мор и ужас для неверных. Мы — темное зеркало этого мира. Мы — клинки ночи, мы — Аббача Син».
Аббача Син (перевед со старо-мелонийского) —  клинки ночи, ночные клинки.

Говорящий — глава гильдии. Пост Говорящего передается по кровному родству, от родителя к ребенку, и пол главы не играет никакой роли. Главное — кровь первого Говорящего, что течет в их жилах. На пост главы гильдии готовят с самого детства: начинают тренировки с шести лет, в двенадцать — дают первые мелкие задания.
Если Говорящий скоропостижно умирает, его наследник должен быть готов немедля принять бразды правления в свои руки, поэтому для правящего рода Аббача Син есть обязательство оставить после себя молодую кровь и — желательно — не в одном экземпляре. Желательно потому, что, конечно же, любое правило дает осечки — такова жизнь. Если Говорящий умирает, не успев позаботиться о продолжении рода, то следующим главой назначается сын или дочь его брата или сестры. Если новый глава Аббача Син еще слишком молод для единоличного правления, то до его морального созревания ему во всем помогает Мыслящий.
При вступлении в должность на шею Говорящему вешают подвеску со смешанной кровью его предшественников. Таким образом глава Аббача Син показывает, что его или ее семейные узы не разорвать даже смерти. Считается, что кровь предков в подвеске дает Говорящему силу всех поколений.

Мыслящий. Его роль в Аббача Син можно сравнить с ролью Настоятеля в Верховном Соборе. Линия Мыслящих не соблюдает кровного родства: им может стать любой из гильдии, кого Говорящий посчитает достойным. Мыслящий никогда не претендует на большую власть, чем та, что у него уже есть — он самая что ни на есть тень Говорящего. Это советник, это тактик, это наставник как для молодого Говорящего, так и для других членов Аббача Син.

Знающие. Члены Аббача Син, принимающие этот чин, наиболее приближены к Говорящему. Это — его вторая Семья. Они знают друг друга с младенчества, учатся доверять друг другу с тех самых пор, как только встали на ноги. Как и в случае с родом Говорящего, у Знающих есть такая же обязанность оставить после себя наследников — для того, чтобы ближний круг Говорящего не менялся. Из поколения в поколение им передаются Черные Кольца — знаки Знающих.
После расширения влияния Аббача Син в гильдии имеются шестеро Знающих — по одному на каждое королевство материка.

Повинующиеся. Это обычные убийцы Аббача Син, подчиняющиеся Знающим и Говорящему. Стать Повинующимся может не каждый. Обычно Аббача Син служат семьями и поколениями — для них важнее всего кровь и узы, связывающие их на протяжении веков. Редкий случай может заставить Говорящего решить принять под свое крыло новых членов Семьи.

Союзники. Союзники не являются официальными членами гильдии, однако Аббача Син охраняет их и их семьи от всех бед. В основном, они помогают тем, что шпионят на гильдию. Союзником может стать кто угодно — начиная от шлюхи и заканчивая Настоятелем Верховного Собора.

0

3

Секты

В мире, на всех континентах есть много мелких религиозных группировок, и в большинстве своем они не доставляют никому проблем, ограничивая выбранное верование своим узким кругом. Однако существует две  религиозные секты, которые не собираются мириться с общепризнанными устоями, и которые всеми силами пытаются склонить как можно больше людей на свою сторону.

Стоит отметить, что изначально эти две секты представляли собой одну общность, возникшую после гибели Айссены, однако со временем люди, собравшиеся в ней, поняли, что взгляды на мир у них разнятся, и разбились на две отдельные группировки.

Колесо Нуэла

http://s4.uploads.ru/zIjfp.png

В основе верования данной секты лежит уверенность в том, что гибель Айссены должна была показать людям, что выбранный ими путь неверный. По словам Нуэла, лидера группировки, люди отвернулись от того, что поддерживало мир многие столетия — магию и богов, даривших ее.  Боги наказали мир, забрав у нее магию, спрятав ее от глаз страждущих, но, словно строгие родители, любящие своих детей, все равно давали шанс исправиться, следили за тем, что происходит. Однако люди в своей гордыне забыли о них, придумали лжебогов и склонили перед ними колени. Забытые боги озлобились и вернули магию, но не как благо, а как кару. Теперь мир рушится от их гнева, и ничто не спасет род человеческий, кроме как они сами, вспомнив свои истоки и склонив голову в покаянии.

Нуэлом поставлены жесткие рамки перед паствой: им запрещается проявлять агрессию, им запрещается насильно навязывать свою веру кому-то и вступать в открытые конфликты с Верховным Собором. Они — лишь смиренные рабы воли настоящих богов, они должны нести просвещение, но лишь тем, кто готов слушать. Секта ведет кочевой образ жизни по всему Дальеру, останавливаются в городах и поселениях для того, чтобы проповедовать.

Раньше Великий Собор относился к этой секте со снисхождением и даже не пытался пресечь их деятельность на корню — лишь выносил предупреждения. Однако со временем, когда магия начала пробуждаться, в людях возник интерес к новому религиозному течению, который предполагает решение проблемы без радикальных методов, и чья философия объясняет много из того, что происходит. Так, лишь добрым, мудрым словом лидер секты и его приспешники постепенно увеличивают свою численность.


Клинки Аршасота

http://se.uploads.ru/ecpCR.png

Лидером данной группировки является один из бывших служителей Верховного Собора, Эллиас. История насчитывает лишь два случая, когда кандидаты не проходили испытание на становление Старшим Жрецом, и Эллиас был одним из тех кандидатов. Когда Айссена погибла, его кандидатуру уже рассматривал Собор. Он был умен, глубоко веровал, но доподлинно не известно, что сломалось в блестящем, светлом человеке, которым он был до того, как произошла эта трагедия. Его личность покрыта мраком, а жрецы Верховного Собора не хотят выносить один из самых грандиозных скандалов на всеобщее обозрение — хотя о нем знают все, кто хотя бы раз слышал о секте, образованной под руководством несостоявшегося Старшего Жреца.

Кто-то говорит о том, что в раннем детстве Эллиас приехал в Йонгвель вместе с родителями, но в Айссене осталась вся его родня, и их мгновенная смерть подкосила его. Кто-то говорит о том, что он — избранник Аршасота, и в момент гибели Айссены ему было послано видение, открывшее ему истину. Кто-то говорит, что он — страшный религиозный безумец, которому был нужен лишь повод для того, чтобы явить свое сумасшествие миру. Так или иначе, правда о нем скрыта от людей, и Эллиас делает все возможное, чтобы не подвести свой образ таинственного пророка.

Эллиас считает себя аймерейцем, однако не приемлет попустительства Собора насчет трагедии Айссены. Когда он во время испытаний предстал перед самим Верховным Жрецом, первым его вопросом к нему было: "Что вы собираетесь сделать с этой омерзительной тьмой всей земли?". В растерянности ни Верховный Жрец, ни прочие члены комитета не смогли вымолвить и слова, и тогда Эллиас впервые произнес речь, которая в будущем сделает его знаменитым среди последователей, но тогда она привела весь Верховный Собор в ужас. Его с позором изгнали, и на несколько лет Эллиас пропал из виду — как сгинул. Но потом он вернулся и посеял настоящий хаос среди всех королевств материка.

Со слов Эллиаса, магия — лишь инструмент в руках врагов — фэйри. Те озлобились на род людской, когда поняли, что, даже  будучи столь  несовершенными, люди достигли невероятных высон — Айссена была тому прямым доказательством. Люди более не зависели от них, более не нуждались в них — и доказали это. И фэйри не смогли этого стерпеть: они затаились в своем дьявольском мирке, чтобы напасть на соперников по превосходству в тот момент, когда те будут совсем этого не ожидать.

Он требовал от Собора действий: повлиять на короля, собрать святую армию и ударить по врагу, пока тот окончательно не уничтожил их. Его не смущало то, что он не знает, где враг. Его не смущали робкие попытки Настоятеля объяснить ему, что даже если они создадут армию, то против магии они ничего поставить не смогут. Эллиас был уверен, что выход найдется тогда, когда люди решат действовать.

Своевольно вернувшись из своего изгнания, Эллиас очень быстро нашел себе единомышленников — ведь злоба и ненависть пробуждается в людях намного быстрее, чем доброта. Он всегда был прекрасным оратором, люди буквально впадали в транс от его речей, и лишь Нуэла, в будущем лидер Круга Нуэла, смог противится его харизме. Он спешно собрал тех, кто начал с опаской относиться к радикально настроенному предводителю, и скрылся вместе с ними.

С самых первых дней своего существования секта находится под запретом, в гонениях, однако, словно по волшебству, ее численность растет. Секта не устраивает общественных встреч, ее функционирование покрыто тайной, доказывающей злой гений Эллиаса.

0

4

Пиратство

Пираты делятся на северных и южных и разительно отличаются друг от друга.

http://sd.uploads.ru/hKW3e.png

У северных пиратов, обитающих, в основном, на острове Россомон, образовано целое общество, обладающее своеобразной этикой. Они сурово преследуют всякий грабеж и насилие внутри собственного сообщества. Серьезным преступлением считается обман при дележке добычи. Предателей и дезертиров казнят.

Северные пираты жестоки, зачастую они совершаю набеги не на корабли, а на портовые города, несут  хаос и разруху. Чаще всего после их появления проще отстраивать населенные пункты заново, чем восстанавливать предыдущие. Они не гнушаются насилием, часто устраивают демонстративное кровопролитие, глумятся над мирными жителями.

Их суда украшены шкурами и рогами животных, а на борт нанесены символы, которые должны спасти от непогоды и не дать кораблю утонуть. Эти пираты носят меховые одежды преимущественно коричневых, черных и белых оттенков. Они не боятся холода, отлично плавают, прекрасно себя чувствуют в море.

Пожалуй, северные пираты — это единственный народ, который способен выдержать по-настоящему длительный бой на воде.

Единственная польза, которую они приносят — это убийство китов с последующей продажей мяса. Впрочем, подобную пользу пираты несут крайне редко. Имеют своеобразные торговые отношения с Фавершамом, который является их исторической родиной, не редко одаривают местное население своей добычей. Однако это не мешает пиратам затевать кровавые битвы на территории этого королевства.

На территорию северные пираты не претендуют, полностью довольные жизнью на собственном острове, союзы ни с кем не заключают.

http://s7.uploads.ru/tvcOu.png

Южные пираты не имеют строгих устоев и законов. Они грабят торговые судна, предпочитая обходить стороной военные, редко заходят в порты и обитают на Пьерра Лануза. На их острова не так-то просто попасть, ходят легенды, что южные пираты накладывают на воды заклинания. На деле же все проще: они попросту знают, как идти по морям с меньшими потерями для самих себя.

Это превосходные мореходы, но также и невероятные дебоширы. Южные пираты редко устраивают массовые убийства в местах, в которых появляются, зато их можно встретить в тавернах и подобных питейных заведениях, в борделях. Приходя в порты материка, они, в большинстве своем, предпочитают отдыхать и развлекаться, промышляя разве что грабежом, контрабандой и торговлей.

Многие жители портов по-настоящему ждут появления южных пиратов, для них это своеобразное развлечение: пираты приносят не только особое оживление, но и могут удивить небывалыми товарами, в число которых периодически входят экзотические животные, наркотики, редчайшие безделушки, порой даже невиданное оружие.

Чаще всего южные пираты являются путешественниками, изучающими страны и воды, именно они рисуют и продают большую часть существующих ныне карт. Они знают много историй, являются отличными информаторами, но никогда не отдают информацию за просто так.

Ни одного из пиратов нельзя отнести к определенной национальности. Чаще всего они либо дети кровосмешения, либо одеваются и выглядят так,
что невозможно угадать, где мог родиться этот человек. В богов южные пираты не верят, что не мешает отдельным из них становиться по своему религиозными, выбирая при этом ту религию, которая больше приходится по душе.

0

5

Оружейный Альянс Мелона

http://s3.uploads.ru/giuv9.png

Когда многие из авантюристов, не желающих проживать скучную жизнь, зарабатывая честно и мало, объединились в пиратские группы и отправились покорять горизонты в поисках опасных приключений и несметных богатств, те, кто был более практичного склада ума, решили попытать счастья, не уплывая далеко от родины. Так было заведено, что в Мелоне всегда находились те, кто зарабатывал себе на жизнь нечестным, грязным путем, но до определенного времени люди действовали разрозненно. Первые робкие попытки организовать свою деятельность, заключая альянсы между семьями, которые имели хотя бы небольшой вес в жизни страны, начались во время обнаружения Вакааллы, однако более серьезные обороты дело приобрело во время правления  Джакопо. Пока король жадно греб под себя весь доход Мелона, а его младший брат и Аббача Син продумывали план захвата власти, простые люди столкнулись с возросшей до неприличия бедностью, и многие из них не были готовы мириться с подобным беспределом. Кто-то начал собирать народное сопротивление, а кто-то задумался над тем, что бизнес может быть и не у всех на виду.

Первой преступной Семьей стали Гвидиче, потомственные торговцы оружием. От своих мелонских коллег они отличались тем, что продавали не просто оружие: его сталь была токсична благодаря материалу, ягиду, из которого ее делали. Гвидиче, Карбоне (кузнецы) и Нери (добытчики ягида) работали вместе уже давно, со временем они даже обзавелись собственным штабом целителей-зельеваров, которые готовили для них  специальный яд, делающий их оружие еще смертоноснее. И именно их товар стал точкой преткновения с королем Джакопо: когда он встревал в очередной скандал с соседними странами, то приказывал Гвидиче остановить поставку оружия. Это семью неимоверно злило — они оказались в таком убытке, о котором было даже страшно думать. 

Гвидиче, Карбоне и Нери начали со сделки с нечистыми на руку коллегами из Дангернона, договорились с ними о взаимовыгодном обмене товаром. Карбоне  предложили расширить штаб целителей, занимавшихся изготовлением яда, Нери предложили выделить финансы на разработку нового месторождения ягида (которое уже давно было в их собственности, но было оставлено без разработки до черного дня). Это было не легко и очень рисково, однако риск — единственное, что осталось у дельцов.

Так или иначе, через некоторое время три семьи пришли к удовлетворявшим все стороны условиям и принялись за дело. Постепенно их маленький альянс начал добиваться успехов. Они сбывали оружие и другим семьям, и народному сопротивлению, и покупателям из-за границы. Действовали они аккуратно, хоть до них тогда никому не было дела — король был жаден, но слеп, а возможные конкуренты пытались провернуть что-то похожее или же всерьез размышляли об объединении с успешными коллегами. В конце концов, случились очередные переговоры — еще несколько семей просили об объединении. Так и был сформирован Оружейный Альянс.

С свержением Джакопо и коронацией Ачиля в Альянсе поселилось беспокойство. Новый король был умен и, что главное, благодаря очевидным связям с преступным миром, знал о его существовании. У Ачиля было холодное сердце и не менее холодный рассудок, в таких вопросах он правил жесткой рукой, и Семьи боялись, что он запросто может разрушить все, что они с таким трудом создали. Однако Ачиль не стал рыть могилу — ни им, ни себе. Втайне он созвал Альянс и предложил сделку: у них — его покровительство, у него — процент с их деятельности. Обеспечить безопасность мероприятия Ачилю не создавало труда, а вот казну, разоренную старшим братцем, пополнить было намного сложнее. Альянс с опаской согласился на королевское предложение — и, по итогам, не пожалел.

На данный момент Оружейный Альянс действует в большей степени как государственная кампания — преемники Ачиля не решились менять политику предка, кроме того, она их полностью устраивала. Королевские шпионы не редко докладывают ему о возможных и крайне выгодных теневых сделках, особенно на международном рынке, а сам Альянс не забывает благодарить королевство звонкой монетой.

Также Альянс — одна из немногих организаций, которые могут связаться с Аббача Син и попросить их  об услуге.

0

6

Гильдии наркоторговцев

http://se.uploads.ru/eMlcT.png

В те тяжелые времена, нависшие над Мелоном во время правления Джакопо, взбунтовались не только оружейники. В не меньшем убытке оказались виноделы и семьи, живущие за счет агрокультуры. Король, пользуясь данной ему властью, отбирал у них все деньги, заработанные на продаже как внутри страны, так и за ее пределами, и в итоге они столкнулись с тем, что у них не хватает средств на банальное поддержание их бизнеса. Оборудование приходило в негодность, рабочие отказывались работать на полях и плантациях за копейки, которые не были в состоянии прокормить их голодные рты, и устраивали бунты.

Семьей, которая со временем открыла миру все прелести наркотического опьянения, стали Аллегро, виноделы, проживающие между Балерно и портовым городом Флорро. В народе давно ходили слухи о диковинных растениях с островов Луччи и Бьякке, запах которых будоражил сознание человека, и глава Аллегро решил рискнуть — собрал тайную экспедицию на эти острова. Для того, чтобы экспедиция состоялась, ему пришлось объединиться с семьей агропомышленников, Тиччили, дела которых были не менее плачевными, чем у виноделов.

Их находка была невероятной. Найденная трава не просто будоражила сознание — она дурманила голову. Первопроходцев, которые не додумались закрыть нос и рот хоть какой-нибудь тряпицей, пришлось в спешке эвакуировать с полей, на которых она росла, и долго откачивать на кораблях — благо на борту был друг семьи Аллегро, целитель, и его помощник.

Траву назвали бижу, что со старо-мелонийского переводится как «дурман». Продавать ее в чистом виде означало совершить массовое убийство, поэтому было решено мешать ее в малых количествах с обычным табаком и сбывать в виде курительных смесей. Популярность она сыскала быстро: благодаря невысокой цене, даже не самые богатые жители Мелона смогли попробовать ее хотя бы раз. Поговаривали, что даже в Великом Соборе Балерно витал ее запах.

Осознав, что это не просто товар, а полноценный ключ к богатству, Аллегро и Тиччили решили попытать счастье на международном рынке. И тут им тоже повезло. К тому моменту, как Ачиль  взошел на трон, уже половина континента знала на вкус, что такое чудо-трава из Мелона. Такая обстановка дел Ачилю не понравилась — как минимум, это грозило международным скандалом. Зная, как работает преступный мир, новый король понимал, что не сможет запретить распространение бижу — его торговля пустила глубокие корни за короткие сроки, и даже при наличии запрета его изобретатели найдут лазейку, просто уйдя в более густые тени.

Не долго думая, Ачиль приказал  гильдиям наркоторговецв постепенно повышать цену до тех пор, когда купить наркотик смогли бы только самые обеспеченные люди, а не каждый встречный — вспышки наркотической зависимости не были ему нужны ни в своей стране, ни в соседних государствах. По началу Аллегро и Тиччили были недовольны таким расположением дел, однако быстро поняли, что, собственно, ничего с прибыли не потеряли.

Решив вопросы с ценами и распространением, семьи вскоре задумались над самим товаром. Целитель Аллегро предположил, что бижу легко можно сварить — сделать из нее отвар и продавать в жидком виде. Тиччили не были в восторге от этой идеи, так как для них было проще и удобнее поставлять бижу в засушенном виде в мешках, представляя ее зерном; к тому же, они не хотели платить чужому целителю деньги за услуги, а своих — особенных — им было не нужно. Так они и разделились — на абсолютно дружеской ноте. Аллегро взяли на себя производство жидкой бижу, Тиччили продолжили оборот с высушенной травой.

Со временем по всему миру у мелонских гильдий наркоторговцев появились конкуренты — со своим собственным товаром. В Йонгвеле внезапно открыли, что яд виверны может использоваться не только в лечебных целях, а в Шареоре познали все грани соседства с волшебным миром. На данный момент рынок наркотиков представляет собой конкуренцию мелонских, йонгвельских и шареорских домов, но, стоит отметить, что ожесточенной борьбы у них нет. Единственное, шареорские наркодельцы — паршивая овца в их "стаде": именно из-за их продукта время от времени протряхивают весь черный рынок и лишают их коллег душевного спокойствия.

Виды наркотиков:

Бижу. Производится на территории Мелона, распространяется по всему материку. Существует жидкая и сушеная формы. Сам по себе наркотик дорогой, позволить его себе могут далеко не многие. Воздействует на нервную систему, при передозировке вызывает кровоизлияние в мозг и, соответственно, мгновенную смерть. Человек, находящийся под влиянием бижу, очень бодр, до истерике весел и любвеобилен. Первый признак передозировки — обширные галлюцинации.

Слеза виверны. Данный вид наркотика появился совсем недавно на территории Йонгвеля. В первую очередь, это — алкогольный напиток, но с добавлением умеренной дозы яда виверны. Вызывает сильную зависимость при частом употреблении. Опьянение от него более обширное, долгое; у людей наблюдается легкость во всем теле, физическая сила увеличивается, но данный эффект почти аннулируется из-за затуманенности сознания. При передозировке вызывает остановку сердца. При постоянном применении вызывает постепенное загустение крови, что в итоге приводит — опять же — к остановке сердца.

Алайна. Наркотик из Шареора. Признан самым опасным на материке. Это — смесь, сделанная из нюхательного табака с добавлением порошка из растительности мира фэйри. Считается, что алайна, жемчужина черного рынка артефактов фэйри — плод совместной работы наркоторговцев-людей и контрабандистов-темных фэйри, однако точных доказательств этому еще не обнаружено, как бы власти всех стран ни старались. Вызывает мощные галлюцинации, особенность которых в том, что человек может их контролировать. Главная опасность алайны заключается в том, что люди очень быстро подсаживаются на него, но не из-за каких-то химических свойств, а из-за того, что их затягивает иллюзорный мир. В конце концов, они сходят с ума.

0


Вы здесь » Знамение конца » Тайны мира » Гильдии и организации Агьера


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC