Знамение конца

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Знамение конца » Отголоски былого » 15.10.993: Освежает иногда в зной холодная вода (с)


15.10.993: Освежает иногда в зной холодная вода (с)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Толо Моранте, Дьердре
Место: В лесу, неподалеку от Инверниса
Дата: 15 июля 993 года
Описание: Толо Моранте вместе с товарищами из мелонского Дома Алой Чаши отправляется в Инвернис, чтобы узнать подробности о судьбе пропавшего там отца и попутно очистить тамошнюю фауну от нежелательных ее представителей. Так получилось, что он, сам того не зная, опасно приблизился в своем путешествии к месту обитания неблагой фэйри, которая никогда не отличалась особенным человеколюбием. Встреча неизбежна.

Отредактировано Дьердре (2017-11-14 22:40:36)

+1

2

Внешний вид: синий бархатный сюртук, белая рубаха, хлопковые серые штаны, высокие черные сапоги, на пальцах серебряные перстни
Инвентарь: скьявона, железный нож в сапоге, в седельной сумке еда, съестное, фляга воды, 29 тайлеев с мелочью
Дополнительно: трое мелонских собратьев в спутниках

— Да ты шутишь, Луиджи! Что за осёл! — Дядя Нило вопил на весь лес на мелонийском, отчаянно размахивая руками и пугая издёрганную дорогой серую кобылу под собой. — Потерять карту! И как мы из этой дыры теперь выберемся?
Не рисковавшие перекрикивать грозного дядюшку всея Алой Чаши, Толо и Паскаль гневно взирали на самого младшего члена их отряда, согласившегося ехать по наивности и доброте душевной, но не подумавшего об ответственности в дороге за орденцев. Парень раскраснелся под неодобрительными взглядами товарищей, но язык не попридержал, нелепо парируя выпады горячного соратника.
— А вы, сеньор Бренцони? Я вас вчера в трактире из-за стола вытаскивал и наверх тащил! Вот карта и выпала, потому что кто-то забыл, что с утра нам в дорогу, и надрался хорошенько!
— Ах, ты, щ-щенок! — Лицо дяди приобрело опасный багровый оттенок, с которым юношеская пунцовость Луиджи и рядом не стояла. — Будешь меня носом тыкать?
Толо понял, что дело принимало скверный оборот. Хоть ему самому хотелось как следует вздуть Луиджи, он поспешил принять на себя роль примирителя, направив своего коня промеж двух спорщиков.
— Тихо вы, оба! — прикрикнул мелонец, вскидывая руки. — Для начала, мы все вчера надрались... — Новая волна шума. — Но мы бы и с картой могли сойти с тропы! Это может случиться с любым. Карта нам нужна была для дальнейшего пути, сейчас же нам нужно собраться и придумать, как выйти из леса – для начала.
— Да ты голова, племянник!
— Дядя! Успокойся. А раз мы сошли с тропы и сейчас... переволновались, – дядя, не начинай! – значит, мы близки к тому, чтобы запаниковать и начать носиться по лесу, плутая ещё сильнее. Предлагаю сделать привал и немного подостыть.
Подтверждая свою несомненную близость к панике и потребность в привале Паскаль лениво соскользнул с коня и принялся флегматично набивать трубку. Луиджи вспыхнул, неловко приземлился вслед и сердито утопал под защиту деревьев. Толо перевёл взгляд на надутого дядю, который, стоило оппоненту скрыться, принял более спокойное выражение лица.
— Говорил я тебе, что этого молокососа брать с собой не к добру. И полгода не прошло, как в орден взяли, — Нило говорил на удивление мирно, точно не он минуту назад вопил лесным зверем, — жалко, что Фернандо не дождались с задания, уж он-то!..
— Забудь ты про этого Фернандо, дядя, — Толо устало потёр переносицу, — мы уже в Йонгвеле, нечего страдать. За весь путь всего пара оплошностей – это же ерунда. Вон и осталось всего ничего до столицы.
— Да, если только выберемся из этого проклятущего леса!
— Выберемся, дядя! Ты пока харчи распакуй, что ли...
Толо привязал своего и Луиджи коней к дереву, убедился, что спутники полюбовно готовятся к трапезе, и ушёл чуть в сторону от того места, куда удалился младший член отряда. Ему тоже захотелось побыть одному. Соратники неоднократно препирались в пути, да и он сам несколько раз срывался, чего греха таить. Это утомляло. Потеря карты – не смертельное происшествие, сам он столько раз уже её изучил, что, пожалуй, мог повести самостоятельно свой маленький отряд. Но оказаться вдали от лесной тропы... это нервировало. И зачем они только решили срезать?

+1

3

внешний вид: черное платье в стиле неблагих фэйри и черные туфли (но недолго)
на шее, как всегда — шнурок с кольцом
инвентарь: магия и ничего кроме магии

Если бы путники прошли еще совсем немного вперед, то наверняка смогли бы увидеть обветшавший приземистый домик, примостившийся среди деревьев. Он был таким старым, что, казалось, вот сейчас ветер дунет посильнее — и от домика останется одна труха. Серо-зеленый мох облепил по-хозяйски его стены, а на крыше дружно цвели незабудки. Высокие стебли крапивы обступили домик и наполовину скрывали его маленькие, перекошенные окошки. К домику сквозь крапиву вела узкая тропинка, огибала его и убегала дальше, за деревья, к неширокой, но довольно глубокой лесной реке. Кто и когда построил этот дом, не смогла бы сказать даже Дьердре, много лет назад поселившаяся в нем. Когда неблагая наткнулась на него, дом выглядел в точности таким же. Любившая тишину и одиночество, Дьер решила, что этот дом — самое лучшее жилье, которое она когда-либо встречала.
Обживалась Дьер недолго. Первое время к живописно изгибающейся среди деревьев речке довольно часто приходили люди. То охотники, то дровосеки, то еще кто-нибудь. Их Дьер подкарауливала и с удовольствием топила. Со временем она добилась того, что место это стало считаться у жителей окрестных деревень проклятым, и они перестали сюда наведываться. С одной стороны, это было хорошо: Дьер наконец-то могла наслаждаться тишиной и покоем. А с другой — временами ей становилось скучно. Тогда неблагая принялась делать рейды вверх и вниз по течению "своей" речки. Рано или поздно она встречала какого-нибудь неудачника — и тогда наступало веселье.
Приятным дополнением к веселью было то, что у утопленных ею людей временами обнаруживались интересные вещицы. А когда удавалось раздобыть какую-нибудь драгоценность, для Дьер и вовсе наступал праздник.
Добытые сокровища он тащила в свой дом, как сорока в гнездо, раскладывала по сундучкам и шкатулкам, а в свободное время, которого у нее было хоть отбавляй, бережно и заботливо пересчитывала свое богатство.
Охранял все это великолепие пес йета по имени Игни.
И именно он заслышал голоса чужаков, посмевших вторгнуться во владения неблагой. Тряхнув головой, он издал короткий рык и поднялся на ноги, сосредоточенно принюхиваясь.
— Ты чего, дурачок? — ласково спросила его Дьер, не отвлекаясь от своего увлекательного занятия: она пыталась вытащить янтарь, который был вставлен в рукоять кинжала, принадлежавшего недавнему утопленнику. Кинжал был железным, поэтому дело у нее продвигалось медленно. — Гулять, что ли, хочешь? Вечером будет гроза, тогда и выпущу. А пока...
Камень неожиданно выскочил из своего гнезда и, проскакав по столу, свалился на пол. Дьер потянулась было за ним, и вдруг сама услышала отголосок человеческого крика.
— Это еще что такое? — возмущенно проговорила неблагая. — Мерзкие людишки уже совсем обнаглели!
Подобрав камень с пола, Дьер заботливо положила его в небольшой сундучок, наполовину уже заполненный янтарем, поставила сундучок на одну из многочисленных полок, бесконечными рядами тянувшихся вдоль стен ее дома, и вышла на улицу.
Так и есть! Голосов было несколько, и они так по-хозяйски перекликались, будто находились не в ее лесу, а у себя дома. Погодите же...
Дьер невидимкой прокралась по лесу и увидела беспечную компанию, явно намеревавшуюся устроить в ее лесу привал. Неблагая кровожадно улыбнулась. Она собиралась хорошенько поразвлечься перед тем как их убить. Что за интерес убивать людишек сразу? А поиграть? А нагнать ужаса?
Дьер похвалила себя за то, что не разрешила Игни пойти с ней. Йета бы не удержался и в один момент разорвал бы их всех, лишив фэйри удовольствия.
Один из людишек, совсем молоденький, отделился от остальных и направился в сторону. Какой молодец, будто подслушал мысли Дьер!
Неблагая тихонько пошла за ним следом, аккуратно обогнала, пробежала немного вперед — и оказалась на берегу реки.
Она сделалась видимой и принялась неторопливо раздеваться, негромко напевая очень нежным и мелодичным голосом песню, услышанную когда-то от талантливого и романтичного барда. Рано она все-таки его убила, может, он бы спел еще какие-нибудь песни...
Раздеваясь, Дьер не забывала поглядывать по сторонам и прислушиваться. Чуткие уши фэйри довольно скоро уловили звук приближающихся шагов.
Как раз в этот момент платье послушно сползло с ее плеч и заскользило к ногам. Переступив через него, Дьер сделала несколько шагов, сбросила туфли и медленно пошла к воде...

+1

4

Устало вздыхая, Толо брёл вперёд. Он не забывал вертеть головой по сторонам, запоминая свой путь: сойти с тропы вчетвером – это одно, а отбиться от своих и заплутать в одиночку было бы совсем скверно. Ему показалось, что впереди деревья расступаются. Мелонец двинулся на просвет, предполагая, что за ним может скрываться водоём.
И он не ошибся! Впрочем, насладиться красотой лесной реки ему помешала красота иного рода.
Толо замер за деревом, переводя дух. Не померещилось ли? Он осторожно выглянул из своего укрытия, чтобы убедиться, что то был не обман зрения.
Нагая женщина была на берегу реки, готовилась окунуться в прохладную воду. Не смея моргнуть, Кавалер смотрел на её обнажённую фигуру, зачарованный красотой хорошего тела. Это вам не развесёлые деревенские бабёнки Дангернона! Не похоже было, что лесная незнакомка заметила его присутствие: она не поворачивалась в сторону мелонца и продолжала уверенно входить в воду.
Толо одёрнул себя. Непристойно созерцать девичьи изгибы, прячась за деревом, – право, он ведь давно не подросток. Отвлекаясь от сумбура в голове, он окинул взглядом пространство, на которое не смел ступить. Одежда красавицы лежала на берегу, но поблизости нигде не было коня или других вещей. Одинокая женщина в лесу, имеющая при себе только лишь то, в чём пришла...
Мелонец сглотнул. Стоило ли ему уйти и оставить ничего не подозревающую деву в спокойном незнании о том, что открылось его взору? Но она может знать эти места. Вдруг поблизости есть поселение, из которого она сюда пришла? Это объясняло бы отсутствие лошади и паклажи.
Толо неуверенно сделал шаг вперёд, неосознанно затаив дыхание. Но, едва приблизившись, он ощутил наконец то, что до сих пор не давало ему как следует себя осознать из-за расстояния и растерянности.
Женщина была фэйри.
Этот факт прояснил всё для Толо. Он вздрогнул, решив всё-таки с лесной дивой не связываться и уйти подобру-поздорову: неизвестно, благая она или неблагая, и какие помыслы у неё относительно людей. Но под ногой предательски хрустнула ветка. Толо шумно выдохнул и вышел из своего укрытия, приняв судьбу.
— Прошу, не бойтесь меня, — мелонец, говоря на ломаном йонгвельском, смотрел в сторону и держал ладони перед собой, — я не причиню вам зла.
Он сам мысленно рассмеялся над тем, что сказал. Не причинит зла фэйри? Но прежде всего существовал этикет, а она, благая или неблагая, была женщиной.
— Я оказался здесь случайно, не подумайте. Мой отряд сбился с пути. Не бойтесь! Мы лишь хотим выбраться из этого леса, не более и не менее. Если вы подскажете нам дорогу к Инвернису, мы тот час уйдём.

+1

5

Девять из десяти одиноких путников, завидев в безлюдном месте красивую раздетую женщину, предсказуемо пытались к ней поприставать. С такими было очень легко справляться, они охотно лезли в воду, только бы оказаться поближе к ней. Этот, очевидно, оказался тем редким исключением, который приставать не собирался. Дьер, при первых же звуках его голоса подчеркнуто пугливо юркнувшая в воду, с несколько рассеянным интересом разглядывала человека. Как бы его заманить в воду, раз уж он не клюнул на ее излюбленную уловку?
Игра становилась по-настоящему интересной.
— Я вас не боюсь, — Дьер неуверенно улыбнулась. — Не знаю, почему, но мне совсем не страшно. Конечно, я покажу вам дорогу, я хорошо знаю эти места.
Словно решив продемонстрировать наглядно отсутствие страха, Дьер медленно пошла в воде навстречу человеку, глядя в его глаза смелым и доверчивым взглядом. Она прекрасно представляла, какое зрелище сейчас наблюдает человек, и примерно представляла себе его реакцию. Фэйри отлично знала, что люди считают ее народ едва ли не совершенством. До чего же удобно! Плещущаяся в воде обнаженная уродка вряд ли привлекла бы к себе такое внимание. Скорее всего, этот юнец прошел бы мимо, позабыв спросить дорогу...
А ведь она когда-то была уродкой. Страшилищем. Эти воспоминания всегда оставались с Дьер, а стоило дать им волю, как неблагую настигал приступ отчаянной ярости, и он редко когда проходил без последствий.
Но сейчас Дьер удалось обуздать невовремя выползшие воспоминания и продолжать изображать безмятежную прелесть.
Когда вода стала доходить ей до пояса, неблагая негромко и испуганно вскрикнула и замерла на месте.
  — Я не могу идти дальше, — проговорила фэйри и протянула к человеку руки. — Помогите мне, пожалуйста.
Она и в самом деле не могла дальше идти, ей ведь нужно было, чтобы жертва сама пришла к ней в воду. Можно, конечно, и на берегу напасть, но фэйри больше любила топить свои жертвы. Ей казалось, это было аккуратнее всего. Потом не оставалось никаких разлагающихся останков на берегу. А то, что опускалось после убийства на дно, довольно быстро объедали рыбы. И берег оставался чистым и красивым. Дьер любила, когда все было красиво.

Отредактировано Дьердре (2017-11-18 23:35:09)

+1

6

Какой интересный был здесь лес. Толо приметил, как буйно и разляписто растут местные деревья, вольно себя чувствующие во влажном климате. На его родине лес – точно упорядоченная армия солдат: всё аккуратно, светло, земля ровная и даже пни выглядят пристойно. Немудрено, что в Йонгвеле они заблудились. С тридцати шагов нельзя разобрать, что скрывается за этими стволами и хитроумными переплетениями корней и веток.
А река! Даже со своего места он ощущал её холод, при такой-то душной погоде. Толо почти физически чувствовал свою немытую шею и прилипшую к спине рубаху. Ему бы не помешало освежиться.
Но головой он вертел с таким интересом и отмечал природные особенности Йонгвеля именно потому, что взглянуть как следует в сторону воды не мог. Где-то на краю зрения маячила обнажённая фэйри, на которой мелонец всеми силами старался не фокусироваться. Даже когда она заговорила, негромко и ласково, он бросил лишь короткий взгляд, который тут же устремил вниз по течению реки.
— Вы знаете, правда? — Обрадовавшись, Толо воскликнул на мелонском. Дева решила выйти на берег, и тут уж Кавалеру стоило вовсе повернуться спиной к открывающейся картине, если бы не настойчивое напоминание, молоточком стучащее в мозгу: она – фэйри.
Опустив наконец руки, Толо не выдержал и посмотрел на женщину. Она не испытывала стыда, выходя из воды, а чем он хуже? Но лёгкая ошарашенность на лице выдавала его смущение. Мелонец посмотрел фэйри в глаза, отстранённо заметив: она была чертовски красива.
— Я благодарен вам, сеньорита, — он вновь перешёл на свой неуверенный йонгвельский, не дождавшись, пока фэйри выйдет на берег, — клянусь, никто из моего отряда вас не тронет.
Но, право, отчего она не прикроется? Толо упёрся взглядом в мелкие камни под ногами. Он, возобладав над смущением, нашёл в себе силы вспомнить: фэйри живут несравнимо дольше, чем люди. И к последним эти полуреальные создания относятся ещё проще, чем к детям. Эта дева, должно быть, была старше него, да может и не на одну сотню лет. Таких, как он, она повидала слишком много: перед каждым алеющим юнцом стесняться веками – никаких магических сил не хватит. И считает ли она вообще его за мужчину?..
Женщина вскрикнула. Мелонец вскинул голову и сам почти испуганно уставился на волшебное создание.
— Вы в порядке?
— Я не могу идти дальше. Помогите мне, пожалуйста.
Толо опешил. Он несмело сделал шаг к воде, шаря взглядом по несильному течению, огибающему талию красавицы. Что могло произойти? Она оступилась или её укусила какая-то рыба? О местных реках мелонец знал примерно ни черта.
— Что произошло? Вы ранены?
Он колебался. Стыд и недоумение не давали сформировать какое-то решение. Толо застыл в нескольких шагах от воды, взволнованно глядя на фэйри.

+1

7

Человек на берегу отворачивался и... смущался? Это было так неожиданно, почти трогательно. Должно быть, он совсем молоденький — решила Дьер, не испытывая никаких сожалений по поводу того, что собирается утопить такое молодое создание. Молодые или зрелые, людишки были людишками, и если они нарушали границу ее владений, которая была, в общем-то весьма приблизительной и менялась в зависимости от настроения неблагой, то их следовало убить.
Однако, юноша оказался не только стыдливым, но еще и осторожным. Он даже до воды не дошел, остановился. Дьер нервно сжала руки, пытаясь совладать с охватившим ее нетерпеливым возбуждением. "Еще совсем чуть-чуть, и он войдет в воду... А если же нет, то я сама выйду и затащу его", — думала фэйри.
— Я не могу пошевелить ногой, — проговорила неблагая, беспомощно улыбаясь и стараясь, чтобы улыбка не превратилась в нетерпеливый оскал. — Ну дайте же мне руку... эта вода такая холодная, я хочу скорее из нее выйти, я так замерзла...
Говоря это, Дьер не сводила глаз с лица юноши, стараясь подольше задержать его взгляд, чтобы внушить ему мысль войти в воду. Неужели сумеет удержаться, не захочет дотронуться до такой красоты? Может, он плохо ее разглядел? Дьер соблазнительно изогнулась, стараясь побольше выпятить то, что и так выпячивалось, и отбросила за спину свисающие по обеим сторонам лица пряди волос. "Ну смотри, сколько тут всего можно потрогать, прекрати стесняться и иди уже ко мне..." — фэйри постаралась, чтобы этот призыв легко читался в ее улыбке и взгляде, обращенном к юноше.
Можно было бы усыпить его, но у Дьер были свои правила игры, которые она сама же себе и придумала. Жертва должна войти в ее реку добровольно, только тогда фэйри "засчитывала" себе победу и получала от этого искреннее удовольствие. Это стало для нее чем-то вроде ритуала, нарушать который ей не хотелось. Он должен прийти к ней сам.

+1


Вы здесь » Знамение конца » Отголоски былого » 15.10.993: Освежает иногда в зной холодная вода (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC