Знамение конца

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Знамение конца » Исторические события » III. 07.08.1000: Тень Смерти


III. 07.08.1000: Тень Смерти

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Толо Моранте, Альвар Равильяс, Аарон Бальдвин
Место: Йонгвель, герцогство Влеманс, округа уничтоженной деревни Дартайн
Дата: 7 августа 1000 года
Описание: После допроса единственной чудом уцелевшей жительницы Дартайна Аарон Бальдвин решает своими глазами взглянуть на место трагедии. Тем временем, гибелью деревни заинтересованы еще двое — к ее развалинам, заранее не сговариваясь,  направляются двое из Ордена Алой Чаши.

0

2

Внешний вид: упакован в кольчужную броню, на руках кожаные наручи, на ногах – кожаные сапоги
Инвентарь: оружие (скьявона, кинжал, нож в сапоге), табак с трубкой, верёвка, немного провизии, вода, лекарственные мази с бинтами

В тот памятный день Толо проснулся в самом отвратительном состоянии, какое только можно представить. Ужас и тлен настигли его в труаморской таверне. Распихивая нагие тела вокруг себя, он выбрался из постели и, не в силах держаться ровно, упал на пол. Там он пролежал довольно долго, пытаясь осмыслить собственное самочувствие и отделить похмелье от ощущения магической чертовщины, случившейся где-то за несколько сотен километров от Труамора, пока одна из проституток не слезла с кровати не решила привести его в чувство, вылив на многострадальную голову выдохшегося вина из кубка.

Спустя несколько часов Толо во весь опор мчался в Дом ордена, намереваясь выяснить подробности произошедшего. Он не сомневался, что чувствительные, как он сам, к проявлениям магии соратники уже стоят на ушах, собираясь бросить все силы на выяснение случившегося. Однако каково же было его удивление, когда на месте он обнаружил, что Глава ещё не отдал никаких указаний, предпочтя осторожность действиям. Мелонец провёл в Доме день, но на второй не выдержал затишья и выжидания. Он попытался поговорить с некоторыми соратниками, создать небольшой отряд, чтобы двинуться в сторону источника кошмарных эманаций. Однако его поползновения в лучшем случае были проигнорированы, хоть кое-кто и довольно ощутимо одёрнул мелонца: новичок, а сколько гонору! Толо ясно дали понять, что либо он дожидается решения Главы, либо пускай катится сам играть в следователя, а не провоцирует людей на лишний риск.

И Толо покатился. Уязвлённый, разочарованный, презрительно смотрящий на тех, с кем поругался, он выехал из Дома. Пусть неудача настигла его, пусть чужие йонгвильцы, надменные к свойскому поведению южного коллеги, не поддержали его энтузиазм, но Толо был уверен, что это не приговор. Найдутся среди них те, кто вынут языки из заднего прохода, осознав, что сейчас время действий, а не "осторожности". И тогда он будет не один. Но до тех пор, видимо, быть посему.

Ему пришлось потерять несколько дней на дорогу, заезжая в окрестные деревни и аккуратно выведывая, не знает ли кто чего. Немногочисленные руки тех, кто тоже ощутил ужас в тот день, показывали на границу с Дангерноном. Не сумев открыть ничего нового для себя, мелонец отправился на место.

Выезжая на просёлочную дорогу до Дартайна он неосознанно притормозил коня. Пока Бруно прогулочным шагом двигался вперёд, всадник вертел головой по сторонам и напряжённо прислушивался к собственным ощущениям. Тишина в этой местности могла сравниться только с кладбищенской: ни пения птиц, ни надоедливых насекомых возле лица. Не предвещавшие ничего хорошего тучи сгрудились на небе, не пропуская солнечный свет. Усиливался ветер.

Миновав последний поворот у предлесья, Толо неласковым образом остановил коня. Тот обиженно всхрапнул. Толо спешился и с упавшим сердцем оглядел всё то, что осталось от деревни Дартайн.

Сараи, дома, загоны – всё было опалено странным огнём, превращено в хрупкую труху, готовую осыпаться от неловкого прикосновения. Ветер вздымал пепел и пыль, разнося остатки людских историй по всем частям Агьера. Мелонец приблизился к самому краю пепелища. Он зачарованно смотрел на мёртвое поле, всё ещё чувствуя отголоски ужасного происшествия, стеревшего с карты населённый пункт.

Оставив коня – привязать его всё равно было не к чему – Толо осторожно пошёл по головёшкам, отводя взгляд каждый раз, когда натыкался на труп. Он шёл, борясь с естественным человеческим ужасом, возникающим у каждого нормального при виде подобных картин. Сделав скромный круг, натыкаясь на однородные в своей испорченности остатки Дартайна, он не выдержал и присел на ступеньки – каменная, единственная целая деталь, оставшаяся от когда-то большого дома. Из-за пазухи был вынут кисет и трубка. Толо с убитым видом закурил, глядя на предлесье. Сочащиеся эманации смерти в сочетании с осознанием масштабов трагедии подкосили его. Нет героя даже среди членов ордена Алой Чаши, кто встречался бы с такими явлениями достаточно часто для того, чтобы принимать их с невозмутимым лицом, а для человека, относящегося к жизни праздно и со вкусом, они и вовсе убийственны.

Отредактировано Толо Моранте (2017-11-14 22:22:13)

+3

3

внешний вид: темно-зеленые штаны, зеленая рубаха, коричневая кожаная куртка, кожаные сапоги
инвентарь: набор метательных ножей, 12 штук. 3 всегда при себе, остальные в мешке, достаются либо во время выступления, либо когда Альвар охотится на нечисть; лук и стрелы с железными и серебряными наконечниками (серебряных совсем мало);
браслет кожаный на левой руке, артефакт, сжимает руку Альвара, когда рядом фэйри
конь Лось, приобретен недавно, характером скверный и своенравный.

Это случилось в самый разгар представления. Альвар уже давно отложил в сторону лук, у половины собравшихся на площади шапки были прострелены — каждый ведь хотел проверить мастерство бродячего хвастуна, вот и получили. Но нельзя сказать, чтобы мужики были недовольны. Из толпы до Альвара то и дело доносились крики: "Во дает!" "А давай я свою тещу тебе вместо шапки подкину!" "Что шапка, а в желудь смогешь?" "Не сомневайся, попадет!" Хватало среди зрителей и женщин. Они выражали свое одобрение по-другому: вскрикивали с притворным испугом, когда Альвар вскидывал лук и выпускал стрелу; и шумно охали, когда стрела вонзалась в очередную шапку.
Почувствовав, что лук поднадоел зрителям, Альвар взялся за ножи. Вначале досталось яблокам, которые Равильяс благоразумно запас перед выступлением в первом попавшемся саду (разумеется, спросив разрешения у хозяина). Яблоки были зеленоватыми, но Альвару они нужны были не для еды. Разложив яблоки на перевернутом бочонке, Альвар отошел подальше, немного постоял, помахивая ножом в одной руке и перебирая другой рукой заткнутые за пояс остальные ножи, а затем принялся быстро, один за другим, метать ножи в яблоки. Плоды с обреченным хрустом разлетались на куски, публика ликовала. Затем настал черед мишени. Пока ее выносили, наспех сколоченную из тех досок, какие удалось найти, Альвар неторопливо собирал ножи и приглядывался к своим зрителям. Он любил такие моменты, когда людям явно нравилось его выступление и они жаждали продолжения. Но медлил Ривальяс не потому, что хотел насладиться минутами славы. Он высматривал в толпе ту, которая не испугается и рискнет выступить вместе с ним. Не всегда такие находились. Даже, сказать по правде, совсем редко. Но зато когда Альвару удавалось вывести к мишени отчаянную деву и окружить ее силуэт ножами, восторгу зрителей не было предела. И, конечно же, за такие выступления он неизменно получал больше обычного.
А сегодня он ее нашел! С первого же взгляда понял: она выйдет. Решительно сдвинутые к переносице брови, горящие живым любопытством глаза, упрямо вздернутый подбородок — несомненно, у замеченной им девушки из толпы был весьма решительный характер.
Альвар вскинул руку, призывая к вниманию, и уже приготовился сказать положенные слова — мол, а сейчас предлагаю бесстрашной деве присоединиться к моему выступлению... — и вдруг замер, глядя поверх голов своих зрителей куда-то вдаль. У Равильяса было отчетливое ощущение, что в него вонзилось одновременно огромное количество невидимых иголок. Метатель вздрогнул, сделал шаг назад, сжал голову руками и закрыл глаза. Такого он еще не испытывал. Где-то там, далеко, творилось что-то очень злое и страшное. По сравнению с этим, неведомым, нукелави показался бы игривым котенком.
Равильясу что-то кричали, требовали продолжения представления, потом начали свистеть — он не отвечал и стоял неподвижно, не открывая глаза. Несмотря на боль, Альвар пытался как можно точнее определить, где находится то зло, которое он ощутил. Но люди этого не знали. Они хотели зрелища и чувствовали себя обманутыми. В Альвара полетели вначале огрызки яблок, затем комья земли вперемешку с камнями. Настроение толпы так легко меняется, в особенности когда толпа чувствует себя обманутой...
Очнулся Альвар только тогда, когда ему в лоб прилетел увесистый ком земли.
— Ах, вы так?! — рассвирепел он, выхватил один из своих ножей и сделал вид, что собирается метнуть его в толпу. — Продолжения хотите?! Сейчас получите! Ну, кому первому высадить глаз?!
Желающих почему-то не нашлось. Толпа бывает смелая только в виде толпы. Разбиваться на отдельных личностей она не будет — иначе перестанет быть толпой.
— Дурачье... — Альвар недобрым взглядом понаблюдал за тем, как редеют ряды его еще недавно восторженных зрителей. — Ну и валите...
Задерживаться в этой деревне Альвару не хотелось. Он сторговал у местного трактирщика крепкую с виду лошадь светло-гнедой масти со странным именем Лось и, не мешкая ни минуты, поехал в ту сторону, откуда чувствовал чью-то злобную магию.
Почему коня прозвали Лосем, Альвар понял, когда выехал из деревни. Проехав немного по дороге, конь вдруг без всякой видимой причины ломанулся в лес, не обращая внимания на попытки Альвара повернуть его обратно. Проскакав только по одному ему известному маршруту, Лось выбрался на дорогу сам, и поскакал себе дальше, как ни в чем не бывало, весь из себя такой послушный.
Возвращаться и ругаться с нечестным продавцом, скрывшем такой важный дефект коня, Альвар не стал. Как-нибудь доедет и на Лосе.
И доехал. Чем ближе подъезжал, тем тревожнее становился Лось, да и сам Альвар чувствовал странности. Магических тварей он всегда ощущал по-другому. А эта магия, похоже, была враждебна не только людям, но вообще всему живому. И ее было очень много.
Боль уже не возвращалась к Альвару, но он продолжал чувствовать яростную враждебность выплеснувшейся магии, хотя через какое-то время привык к ней.
Альвар почему-то не удивился, увидев пепелище. Очень удачно, что за время пути он не поел — несмотря на ветер, на пепелище здорово воняло паленой костью, и от этого запаха у Альвара скрутило желудок.
Кто-то или что-то выжгло дотла деревню вместе с ее жителями. За что? Зачем? Как?
Альвар пока не знал ответа на эти вопросы, и не был уверен, что узнает.
Равильяс спрыгнул с Лося, основательно привязал его к закопченному столбу, который показался ему более-менее надежным, и заставил себя оглядеть пепелище — вдруг кому-то чудом удалось выжить? Но надеяться на это было глупо. Вокруг все было мертво и черно.
Нет, не все. Среди черных обломков Альвар вдруг заметил какое-то движение. Казалось бы, что тут такого — дым на пепелище? Но в том-то и дело, что дыму здесь взяться было неоткуда — все, что могло сгореть, давно сгорело.
За черными развалинами явно кто-то был. Альвар взял в каждую руку по ножу и стал подбираться поближе, стараясь ступать как можно тише, но неудачно наступил на какую-то головешку, и она отчетливо хрупнула под его ногой.
— Эй, ты кто еще такой?! — поняв, что незаметно подойти не получится, крикнул Альвар.

Отредактировано Альвар Равильяс (2017-11-18 16:08:55)

+2

4

Внешний вид: униформа Черной Стражи
Инвентарь: два меча на поясе, кольцо Главы Черной Стражи на пальце.

Выйдя из здания стражи, Аарон мрачным взглядом обвел толпу, собравшуюся тесным кругом у дверей. Там были и стражники, и обычные зеваки, прослышавшие о случившемся. Судя по их разочарованным лицам, они ждали хлеба и зрелищ, а Аарон, тихо и мирно проведший допрос и не выскочивший наружу с дикими глазами после него, разрушил все их мечты о приятном вечере в трактире, где они бы со вкусом обсудили новые впечатления.
— Ну так что? — раскидывая толпу своим пузом, все так же обтянутым в трещащий по швам зеленый шелк, к Бальдвину подкатился граф. Его поросячьи глазки все еще не покинула надежда.  — Разводим костер для мерзавки? Мои люди уже приготовили место...
— Не будет никакого костра, — устало прервал его Аарон, и услышал облегченный вздох капитана Черной Стражи Влеманса за своей спиной. Лицо графа изумленно вытянулось, к его второму подбородку добавился третий. — Из нее такая же фэйри, как из Квибега — столица Йонгвеля. Мало того, что она спокойно сидит в железе, так оно еще и не причиняет ей боли. Это обычная девчонка, испуганная и осиротевшая, проявите к ней немного сочувствия.
Граф помолчал пару мгновений, осмысливая услышанное, а потом спросил:
— И что тогда нам с ней делать? Мы же не можем отпустить ее.
— Ей и идти-то некуда, — сухо напомнил ему Аарон. — До выяснения всех моментов она должна оставаться под стражей. Быть может, когда она успокоится, она вспомнит еще что-нибудь. Кроме того, мы не знаем, что уничтожило деревню. Или кто. Если это было хаотичное разрушение, без цели, то ей уже ничего не угрожает. Однако если это… нечто хотело не уничтожения поселения, а его жителей…
— Если так, то и мы все в опасности! Весь Квибег! – испуганно взвизгнул граф, обхватив короткими ручками свой огромный живот. Он явно жалел о своих словах, что они не могут отпустить девчонку на все четыре стороны. Толпа за его спиной тревожно притихла.
— Не думаю, что с вами что-либо случится, — дернул плечом Аарон и посмотрел на небо. Полуденное солнце пекло ему голову. Нужно торопиться. – Будь она целью, то Квибег уже был бы атакован.
Граф содрогнулся от этих слов всем телом, толпа зевак громко зашепталась. Фантазия людей живо нарисовала перед их внутренним взором руины родного города.
— И все же…
— Если вам будет спокойнее, мобилизуйте стражу. Поставьте людей у стен города. Если к вам будет приближаться кто-то или что-то, они заметят это и объявят тревогу.
Недоверчиво хмыкнув, граф шумно почесал затылок. Видимо, жир не до конца повредил его мозги – даже он понимал, что обычные люди не смогут противостоять неведомой силе, но промолчал, чтобы не сеять панику среди горожан.
— А что вы будете делать? – опомнился он наконец.
— Я с минуты на минуту выезжаю к Дартайну. Мне нужно осмотреть место происшествия. Я буду вам  крайне признателен, если вы выделите нам сопровождающего из стражи. Того, кто знает наикратчайший путь к деревне.
Граф вновь задумался. Тяжело обернулся в сторону стоявших неподалеку стражников и кивнул. На его лице впервые за все время появилось что-то осмысленное, человеческое – даже его глаза перестали блестеть сальным жиром.
— Сделаем. Думаете, найдете что-то на развалинах, милорд?
— Я на это надеюсь.
В дорогу они отправились через час. Граф заверил Бальдвина, что в его отсутствие с девчонкой будут обращаться хорошо: умоют, накормят, напоят, принесут в темницу одеяло. Он выделил ему в провожатые одного стражника, немолодого, но разумного, пожелал ему всяческой удачи. Аарон ухмыльнулся и поблагодарил. Что-то подсказывало ему, что впервые за долгое время удача ему действительно будет необходима.
Капитана Черной Стражи Влеманса он оставил в Квибеге за главного, взял с собой двух людей и с облегчением выехал за ворота города. По словам провожатого, до Дартайна они, если не будут жалеть коней, должны доехать к вечеру.
Чем ближе они подъезжали к разрушенной деревне, тем хуже становилась погода. Если еще совсем недавно Аарон расстегнул ворот, оголяя шею, а его люди то и дело умывали лицо из небольших фляг с водой, то уже после обеда, когда до Дартайна оставалось не больше двух часов, все посматривали на хмурое небо и прикидывали, не застанет ли их дождь. Размытые дороги могут задержать их.
Что-то подсказывало Аарону, что такая резкая смена погоды неспроста. Вполне возможно, это – остаточный эффект трагедии, поразившей Дартайн. Хотя Бальдвин не был уверен, способны ли отголоски магии на подобное.
Неподалеку от деревни их встретили еще двое Черных Стражей.
— Мастер, — поклонился один из них в седле, — позвольте сообщить. Недавно на территорию Дартайна проникли двое мужчин.
— Быть может, еще кто-то избежал гибели? – с надеждой встрепенулся стражник Квибега.
Аарон в этом сомневался.
— Вы остановили их? Говорили с ними? – уточнил он у своих людей.
— Нет, милорд, мы решили понаблюдать за ними. Боялись спугнуть или выйти на открытый конфликт. Они находятся там уже некоторое время, но пока не делали ничего странного. Нам показалось, что они вообще друг с другом не знакомы, но в чем мы точно уверены – ехали они именно в деревню, не остановились просто поглазеть на развалины.
— Интересно, — протянул Бальдвин с некоторой досадой. В действиях Стражей была логика, но он предпочел бы иметь о незнакомцах больше информации. – Что ж, пожалуй, я с ними познакомлюсь. А вы созовите людей ближе к деревне, не рассеивайтесь. Будьте настороже.
— Будет исполнено, Мастер.
Аарон пожал стражнику Квибега знак продолжать путь и следом за ним пустил коня в галоп.

+2

5

Что за дрянь приключилась в Дартайне? Толо покусывал мундштук своей трубки, в перерывах глубоко затягиваясь. Взор его расплылся по мёртвой чёрной земле. Ни одно из известных ему магических существ не могло сотворить такие разрушения. Фетч? Ему никакого дела до сноса всего, что стоит, и жертв он не сжигает. Виверна? Глаттисант? Чёрта с два они убьют и не сожрут.
Толо чувствовал, что все его перебирания бестиария – это отговорки, попытки тянуть время перед тем, как взглянуть в глаза правде. Перестав заниматься этакой непотребщиной, он до обидного легко признался себе в том, что ему страшно. И так же легко согласился с тем, что он даже предположить бессилен, что произошло с деревней. Такие ощущения, как в тот день, он не испытывал ни до, ни после. Валить всё на бедных бестий было несерьёзно.
Мелонец вздохнул. Где-то что-то хрустнуло. Всё разваливается здесь...
— Эй, ты кто еще такой?!
У Толо едва не выпала из рук трубка. Он закашлялся: дым неудачно попал в лёгкие.
Кавалер, встав и повернувшись на звук, попытался достойно парировать наглый вопрос, но лишь невразумительно прокряхтел что-то на мелонийском. Положив ладонь себе на грудь, а трубку отведя как можно дальше, он с царственным видом принялся откашливаться. Покончив с этим делом, Толо вернул мундштук себе в рот и наконец воззрился на человека. Ах, ты ж, с ножами...
— Приветствую, сеньор, — глаза мелонца быстро изучили фигуру незнакомца, — в моём королевстве мертвецов. Коль скоро я первым стал его государем, советую вам моим гостеприимством не злоупотреблять, да поискать себе другие развалины для наживы.
Доставать из-за пояса оружие да махать им по чём зря Толо не спешил. Мародёров он не любил, ясное дело, к тому же, решивших поживиться на трагедии подобного масштаба. Однако незнакомец был один и сумел тихо подобраться к мелонцу. Лопаты да воза для чужого барахла при нём также не наблюдалось. Может, человек и не обирать разрушенную деревню пришёл. Вдруг – мысль заставила желудок перевернуться – он здесь жил или жила его родня?
Толо кивнул на ножи в руках мужчины.
— Не станем драться в таком месте, мон сеньор, прошу. Кровь проливать на проклятой земле – дурная затея. Не хотите же вы напитать безликий ужас?

Отредактировано Толо Моранте (2017-11-18 14:21:16)

+3

6

Браслет не сжимался — значит, незнакомец не был фэйри. Магии от него не ощущалось тоже — значит, с произошедшим здесь он не был связан, хотя, конечно, преждевременно было делать такие выводы. Вот почему он назвал это скопище мертвецов "своим королевством"? На что намекал — уж не на то ли, что сам тут все устроил? Ох, как Альвар не любил такие непонятные ситуации... Гораздо проще обстояло дело с охотой на разных тварей: выследил, убил, получил награду. А тут — стой и думай, что делать дальше... Чего-чего? О какой это наживе говорит этот человек?! Он что — принял Альвара за падальщика? Этого еще не хватало.
— Да не собирался я драться, — объяснил Альвар, но ножи прятать не торопился. Незнакомец выглядел, как бывалый воин, броня его смотрелась внушительно — а вдруг он все же вздумает напасть?
Но незнакомец никакой агрессии не выказывал. Правда, и называться не торопился, ловко ушел от ответа, что не могло не насторожить Альвара. С другой стороны, и сам Альвар никогда не торопился называть каждому встречному свое имя. Равильяс коротко вздохнул и сунул оба ножа за пояс. В крайнем случае, он всегда успеет их выхватить, а если не будет медлить, то и метнуть сумеет. Альвар хотел как можно скорее выяснить, кто же все-таки этот человек, который сидел посреди сожженной неведомой силой деревни и как ни в чем не бывало курил, а потом еще так точно определил, что это место — проклято?
Проклятость чувствовалась отчетливо, как и то злобное, нечеловеческое, что сотворило проклятье. Неужели незнакомец тоже это почувствовал?
— Вы правы, этой земле и без нас хватило ужаса, — кивнул Альвар, тоже переходя на "вы", следом за собеседником. Похоже, незнакомец был из благородных — его манера говорить не была свойственна простым людям.
— Вы видели, что здесь произошло? Или, может быть, что-нибудь знаете об этом? — Равильяс огляделся вокруг. — Я такого никогда не видел.

+2


Вы здесь » Знамение конца » Исторические события » III. 07.08.1000: Тень Смерти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC