Знамение конца

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Знамение конца » Отголоски былого » 03.01.1000: Врата в ледяной чертог


03.01.1000: Врата в ледяной чертог

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Йестин Гонери, Мэрвен
Место: замок близ границы Шареора и Йонгвеля
Дата: 3 января 1000 года
Описание: Холод настиг путника неожиданно. Когда податься некуда, даже заброшенное здание покажется отличным пристанищем.

+1

2

Внешний вид: нижняя рубашка, простой дублет серого цвета, коричневый джеркин, двое простых штанов, надетых одни на другие, сапоги до колена. Сверху надет меховой плащ, на руках перчатки.
Инвентарь: ничего.


Ветер завывал так, что порой в этих жутких звуках слышались крики умирающих.
Йестин был уверен, что так кричать те, у кого все хорошо или хотя бы не совсем плохо, точно не могут, да и сам того и гляди готов был взвыть от отчаяния.
Он отправился в путь еще утром, и еще два часа назад у него был отличный крепенький конь, пока они оба не свалились и не проехались по склону. Йестину повезло больше, чем животному: он ничего себе не расшиб, разве что ударился головой, гудевшей теперь так, что едва ли искры не сыпались из глаз, порвал плащ, пусть то и не было критичным, а еще ужасающе замерз. Но коню не повезло больше — и, как следствие, самому Йестину.
Некоторое время просидев рядом с животным, сломавшим ногу, он уговаривал себя встать и продолжить путь дальше.
Седельная сумка отстегнулась и потерялась где-то в снегу, найти ее было невозможно. Письмо, которое Йестину нужно было доставить, находилось в ней же. Конечно, он прочел его перед тем, как отправиться в путь, но не был уверен, что в точности все сможет повторить.
Более того, не был уверен, что выживет и донесет информацию от одного герцога до другого. Вот же будет незадача, если они так и не смогут договориться!
Но сейчас больше волновали не высокие проблемы и не политические вопросы.
Йестин сидел рядом с лошадью, старался сдержать накатившие отчаяние и тоску, с ужасом понимал, что животному больно, а сделать ничего нельзя.
Когда стало совсем холодно, он все же поднялся на ноги и побрел дальше, не оборачиваясь и заклеймив себя позором. Можно сказать, что бросил на произвол судьбы одно из самых близких себе существ. И кто он после этого?
Было стыдно, но очень хотелось жить.
Уже сгущались сумерки, спускавшиеся на Йонгвель в январе настолько рано, что время едва достигало четырех часов. Здесь всякий раз ночь длилась дольше, и всем прекрасно было известно, что в темное время суток зимой на улице делать нечего, особенно в горах, а если без лошади, то ты обречен. Йестин старался прикинуть, как близко до ближайшего селения, шагал, утопая практически по колено в снегу, убеждаясь, что здесь не ступала нога человека.
И помощи ждать тоже было неоткуда.
Конечно, можно было попробовать покричать, но Йестин сделал это только тогда, когда достиг более или менее ровной поверхности, да и все равно весь внутренне сжался, ожидая, что его засыплет лавиной.
Волна снега не настигла его, как, впрочем, и ответ на призыв о помощи.
Все было тщетно.
Еще немного, и он замерзнет окончательно.
Зубы Йестина стучали, он шагал, продрогший и полностью потерявший надежду, пока между деревьев не показалось что-то... забор? Он остановился, словно истукан, не веря собственным глазам, осмотрелся, опять пытаясь найти на сверкавшем белым снегу хоть какие-то признаки того, что тут недавно ходили люди, но нет, все же ничего подобного.
Но если есть забор, то есть и то, что за ним находится, верно?
Конечно, смело было называть то, что он видел, забором — скорее, это была ограда, сильно потрепанная временем и жизнью. Йестин хотел через нее перебраться, но понял, что попросту не сможет ни за что уцепиться задубевшими пальцами. Шумно вздохнув, он стал обходить ее, надеясь найти ворота или, может, открытый вход.

+1

3

http://lgnd.f-rpg.ru/i/blank.gif  Мэрвен всегда любила непогоду. Сколько она себя помнила – буря, метель, проливной дождь с грозой – величественный размах разбушевавшейся природы словно подпитывал её, придавая новых сил. С утра тусклое солнце встало на сером небосводе, затянутом клочковатыми облаками. Фэйри улыбалась, глядя, как постепенно синева сгущается, становясь свинцовой. Солнце скрылось в кудлатых чернильных тучах, легкий ветерок, лишь неспешно перебиравший голые ветви кустарников, приткнувшихся на склоне горы, стал порывистым. Он налетал, кружа позёмку, стенал в ущельях и умноженный эхом прилетал обратно, завывая словно смертельно раненый зверь. И эти звуки согревали мятежное сердце куда как лучше, чем горячее питье или наброшенная на плечи шерстяная шаль. Мэрвен хотелось расхохотаться – встать в самом сердце одного из вихрей позёмки, ссутулившись под порывами ветра, едва не сбивающими с ног, и смеяться, смеяться, смеяться. А потом, быть может, даже начать танцевать.
   Выглянув на улицу, фэйри увидела белое марево из пушистых снежинок, висящее в воздухе. Возбужденно прикусив губу, едва сдерживаясь из-за участившегося при виде метели сердцебиения, она побежала вниз, перепрыгивая через ступеньку. Прочь от стылых каменных стен! Прочь!
   Набросив на плечи теплый плащ и сунув ноги в сапоги, Мэрвен выскочила на улицу. Снег доходил до щиколотки, мороз щипал на щёки, а ресницы и выпавшие из-под наброшенной на голову шали смолистые пряди волос быстро покрылись инеем. Но фэйри это волновало мало. В своем упоении бурей она не заметила холода и ветра, сердито треплющего подол плаща и пытающегося пробраться ледяными пальцами под одежду. Мэрвен всё-таки расхохоталась, запрокинув голову, отчего шаль упала с головы, скатившись куда-то на худые плечи. Широко раскинув в стороны руки и продолжая смеяться, она закружилась, жадно ловя губами морозный воздух и чувствуя, как он колет легкие.
   В протяжные завывания ветра вплелось что-то новое, непривычное. Фэйри тут же остановилась, не удержавшись на ногах и с размаху упав в сугроб. Она замерла в нем, как подстреленная птица, чутко ловя каждый звук, игнорируя боль в отбитой пятой точке и головокружение с тошнотой. Мир не переставал вращаться перед глазами, их пришлось прикрыть, чтобы ненужные ощущения не отвлекали.
   Больше этот звук не повторялся, сколько Мэрвен не вслушивалась в заунывные стоны ветра. Но она и так знала, к чему это. Чужак! Нет, нет, нет! Фэйри не хотела никого видеть в своих владениях.
   Она тут же взлетела на ноги и рванулась к ограде. Скрывающие её чары не действовали, если подойти к дому слишком близко. Она отпугивали и сбивали с пути тех, кто был ещё на достаточном расстоянии от жилища фэйри. В нескольких же шагах от её убежища было слабое место. И именно там-то, как водится по всем законам подлости, Мэрвен и обнаружила проклятущего путника. Она даже зубами заскрипела от досады и внезапно вспыхнувшей в груди злости. Это жалкий человечишка ей помешал, всё нарушил и вдребезги, как слетевшую с края стола хрустальную вазу, разбил очарование момента. Собрать осколки? Только руки обрежешь об острые края, а толку – чуть. Фэйри сжала края плаща тонкими пальцами, чуть покрасневшими от мороза. В голове, подобно опьянению, билась буря эмоций, поднятых метель.
   Этот человек не виноват в том, что потерялся и оказался застигнут врасплох непогодой, но он всё испортил и должен за это поплатиться. Мэрвен замерла, напряженно наблюдая за бредущим вдоль ограды мужчиной. Он не видел её, она свободно могла бы напасть. И отчего-то именно эта мысль – мысль о собственной безнаказанности – сейчас заводила куда сильнее мысли о том, как кровь этого смертного могла бы пролиться на снег. Он помешал фэйри развлекаться, значит, он должен сам стать её игрушкой. Пусть он займет в череде её своеобразных развлечений то место, с которого оттеснил бурю своим появлением. Губы Мэрвен расползлись в довольной ухмылке, обнажая ровные белые зубы. О, это будет весело!
   Она позволила человеку обнаружить хлипкую калитку, даже не запертую на какую-нибудь щеколду. Ему нужно было только толкнуть её и войти, ступив на припорошенную снегом дорожку, ведущую к дому, где фэйри уже ждала заблудшего путника. У Мэрвен было совсем немного времени, но она постаралась пригасить безумный огонек в глазах и вытащить из-под завалов сотен лет, отмеченных током силы в хрупком тельце, ту девчонку, которой была когда-то. Ту, которая ещё считала себя человеком. Пальцы сами собой нащупали небрежно сползший с плеч и почти упавший на землю платок и снова накинули на голову. Фэйри отряхнулась от налипшего на плащ снега и чуть ссутулилась от порывов ветра, бросающих в лицо горсти снега. Нужно выглядеть жалко, чуть испуганно и удивленно, чтобы показаться самой обычной девушкой. В голове даже сложилось вполне правдоподобное объяснение того, как она оказалась одна в этой полуразрушенной громадине.

+1

4

Казалось, забор был бесконечным. Ноги Йестина еле передвигались, колени практически не гнулись, замерзшие настолько, что страшно было представить, что же творится под штанами. Ему случалось слышать истории, как люди, потерявшиеся в снегах, потом возвращались с обмороженными пальцами и участками мертвой кожи, с которой после было ничего не сделать. Он знал, что от холода умирают так же часто, как и от болезней. Конечно, Йестин очень сильно боялся умереть, но сейчас даже мысли об этом, кажется, были медленными, замерзшими.
В какой-то момент забор окончился калиткой — будто спустя вечность.
Йестин медленно выдохнул, пытаясь совладать с ходившей ходуном челюстью. Он уже много раз проклял и поездку, и себя, и то, что оделся так, чтобы нормально себя чувствовать верхом, даже не предусмотрел возможность оказаться пешим путником.
Калитка поддалась с первого раза. Йестину пришлось толкать ее предплечьем, потому что пальцы не сгибались и не разгибались. Ему повезло, что ворота был открыты.
Возможно, у него был шанс пережить эту ночь.
Дороги за воротами были заметены снегом: по ним будто бы никто не ходил. Или, может, успело намести так после прошлой уборки сугробов? Задуматься об этом не получилось, Йестин был слишком усталым.
Перед ним возникла девушка. Наверняка она стояла здесь до этого, но из-за падавшего снега казалось, будто она появилась буквально из-под земли. Незнакомка была хороша собой, и если бы они встретились при других обстоятельствах, Йестин обязательно попытался бы за ней приударить. Таких, как она, лучше ловить сразу, пока не занял кто-то еще.
— Я з-з-заблудился, — пролепетал Йестин, едва не засмеявшись от облегчения и собственной глупости. Вот же дурак! Первым делом стал думать не о спасении, а о том, как бы приударил за красавицей.
Говорить нормально не получалось, хотя он пытался. Ему бы хотелось рассказать этой девушке о том, что с ним произошло, но это было так же сложно, как двигаться через сугробы.
— Согреться... можно?
Ведь если здесь была девушка, то откуда-то же она появилась? Ее вид был таким, словно мороз не доставлял ей неудобств, и это давало Йестину надежду.

+1


Вы здесь » Знамение конца » Отголоски былого » 03.01.1000: Врата в ледяной чертог


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC