Знамение конца

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Знамение конца » Частная жизнь » 15.08.1000: В наших зрачках — острые грани вечного льда


15.08.1000: В наших зрачках — острые грани вечного льда

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Регинлейв Эйнардоттир, Ингрид Эсбендоттир, Анейрин Тибрайд, Лоури Тибрайд, Гленда Тибрайд, Аарон Бальдвин, Арне Дальберг (по желанию). В качестве неписей — Хальвард Эйнарсон, Уриэн Тибрайд и Серен Тибрайд.
Место: Йонгвель, Инвернис, королевский дворец
Дата: 15 августа 1000 года
Описание: Дети Эйнара Фолкесона, короля Фавершама, прибыли в столицу Йонгвеля, о чем стало известно во дворце. В их честь устраивается официальный прием, на котором Тибрайды спешат поприветствовать гостей.

0

2

Внешний вид: шёлковая светло-голубая рубашка, тёмно-синий атласный хангерок — платье, соединённое на плечах двумя золотыми фибулами, между которыми закреплено трёхрядное ожерелье из бирюзовых и лазуритовых бусин. Волосы распущены и перехвачены на лбу бирюзово-лазуритовой нитью в тон ожерелью. 
Инвентарь: пёс Буран, неотлучно сопровождающий хозяйку.

Каменные плиты отзывались едва слышным шорохом на лёгкие шаги, но здесь даже эхо было непривычным, не таким, как дома. Стиснув зубы, Регинлейв отогнала от себя некстати пришедшую мысль – погрустить о доме можно будет в своих покоях, с головой нырнув под одеяло, — сейчас надо думать о долге и быть принцессой, а не расхлюпавшейся носом девчонкой. По сторонам она не смотрела – ещё будет время оглядеться, похоже, посольство здесь останется надолго, а она сама может быть, даже навсегда. Честный обмен: одна принцесса – в Фавершам, вторая – в Йонгвель. Хотя, с Шареором у нас граница длиннее и союз тоже нужен. Подобающие мысли помогали отвлечься, да и присутствие рядом брата придавало уверенности – значительная разница в возрасте между первенцем и последышем королевской семьи привела к тому, что в восприятии Регинлейв Хальвард стоял лишь чуть ниже отца.
Путь по залам и переходам закончился перед парой массивных дверей с витыми ручками, украшенных искусной резьбой – сцены из «Божественной трилогии». Зал для приемов, где их поджидало главное, и отнюдь не последнее, испытание.
Регинлейв коротко взглянула на брата и привычным жестом опустила ладонь на голову Бурана — тише, мальчик, спокойно! Белоснежный красавец, выглядевший ещё более крупным из-за густой шубы, был девушке почти по пояс. «Медвежеборцы» были гордостью Медвежьей Долины – великолепные охранники и охотники признавали только одного хозяина, были преданы этому человеку до последней капли крови и были необычайно умны для собак. Говорили, что эту породу вывели ещё в старые времена и там не обошлось без фэйри.   
Двери открывались медленно, плавно, на удивление бесшумно, масла здесь не жалели и, остановившись на мгновение на пороге зала, Регинлейв лишь теперь по-настоящему осознала, что она в чужой, — несмотря на частицу вельской крови, текущей в её жилах – незнакомой стране.
Блеск драгоценностей, шелест и шорох шёлковых, атласных, парчовых и бархатных одежд – здесь собралась если не вся знать Йонгвеля, то большая часть точно. Любопытство — страшная сила. Что ж, — про себя усмехнулась девушка, — кажется,  эти люди ожидали чего-то совсем другого. Но не оправдывать ожидания гораздо интереснее.
Спокойное строгое лицо, взгляд синих глаз, устремлённый поверх голов и только вперёд, ни одного лишнего движения, даже взмаха ресниц – Регинлейв, казалось, плыла над полом, держась на шаг позади брата, как и положено.

+3

3

Внешний вид: шёлковая светло-зеленая рубаха с тонкой серебряной вышивкой по подолу, тёмно-зеленый бархатный хангерок — платье, соединённое на плечах двумя серебряными фибулами, между которыми закреплено двухрядное ожерелье из жемчужин. Волосы распущены и перехвачены на лбу жемчужной нитью в тон ожерелью. 
Инвентарь: нет.

     Ингрид следовала за сестрой и братом, в полушаге от Регинлейв. Хотя лицо принцессы было невозмутимо, а движения – отточено-выверены, Ингрид казалось, что на сердце у той неспокойно. Впрочем, о каком покое может идти речь, когда еще неизвестно чем это все закончится. Хорошо Хальварду, идет себе и в ус не дует, а ты переживай тут, пока не выяснится, что же в очередной раз придумали родители.
     Нет, Ингрид была только рада путешествию, еще и в компании дорогих её сердцу родственников, но то, что это все неспроста – очевидно же! И дело не только в повторной женитьбе Хальварда. Да и матушка с бабушкой, в кои-то веки объединившись, сложили ей в сундуки лучшие платья, подобрали украшения и долго втолковывали, что с чем будет смотреться лучше. Можно подумать, это имеет большое значение.
     Пока шли по нескончаемым коридорам, Ингрид смотрела по сторонам, запоминала дорогу, подмечала то там, то здесь искусную резьбу – будет о чем написать Ингвару. Пожалуй, будь здесь старший брат, ей было бы намного спокойнее. Но тот был где-то далеко, так что приходилось полагаться полностью на свои силы.
     Возле дверей, ведущих зал для приемов, небольшая процессия ненадолго остановилась и Ингрид, улучив минутку, дотронулась до руки сестры, прошептала ей пару слов о том, что все будет хорошо, а затем так же проворно сделала полшага назад. Лицо девушки приняло то же спокойное дружелюбное выражение, как и приличествует племяннице короля Фавершама. И лишь чуть потемневшие серые глаза выдавали, насколько ей на самом деле интересно происходящее.

+3

4

Внешний вид: желтовато-кремовая нижняя рубашка, коричневый дублет с вышивкой красными нитями, черный джеркин, белые незер-стокс, темно-бордовые аппа-стокс. Тканевый темно-бордовый плащ.
Инвентарь: ничего.


Уриэн

https://media.tenor.com/images/7cc89425da05c753d806031f0ab26ce2/tenor.gif

О здоровье отца не распространялись. Никто ничего не ведал, и скрывать это было проще простого.
Теперь, когда разнеслась весть о приезде гостей из Фавершама, Анейрин едва не выл пару дней, стараясь придумать хоть какое-то объяснение, почему встречать их будет он, а не отец.
Придумал.
Новость о том, что король тайно отбыл несколькими неделями ранее, была такой себе, не слишком достоверной, но это было все лучше, чем признать, что отец болен и не приходит в себя. Анейрин понимал, что тогда, когда узнают о происходящем в стране, найдутся желающие отхватить кусок йонгвельских земель, а ему для полного счастья не хватало только войны.
Благо, ему, принцу, не требовалось никому ничего объяснять — как, впрочем, и королю.

— Там ведь будет принцесса? — Уриэн говорил практически на ухо Анейрину.
За последнее время он стал очень бледен, хмур и задумчив, но сейчас, когда наметился прием, практически пир, собрался и стал выглядеть гораздо лучше, даже повеселел. На губах Уриэна то и дело появлялась улыбка, но быстро гасла, явно указывая на то, что мальчик вспоминал о реальной ситуации. Они могли сколько угодно делать вид, что все в порядке, вот только не удавалось в это верить самим.
— Да. Только, прошу тебя, веди себя прилично, — очень тихо ответил Анейрин.
Брат фыркнул, прищурил один глаз и покачал головой.

Когда двери распахнулись, Анейрин задержал дыхание.
Вошедших представили, и это, пожалуй, был первый прием, когда где-то рядом не было короля. Анейрин волновался настолько, что ему хотелось поскорее перейти к напиткам, выпить, сделать так, чтобы полегчало. Он даже запомнил, в каком кувшине крепленое вино, чтобы пить только его, хоть и попросил Лоури или Уриэна вовремя остановить его, не дать влить в себя больше трех кубков.
Анейрин вышел вперед, улыбаясь и больше всего желал вцепиться в плечо брата или, может, даже Аарона, вот только позволить себе этого не мог.
— Добро пожаловать в Инвернис, — первым делом он, разумеется, поклонился Хальварду, встретил ответный поклон, после — принцессе Регинлейв и ее спутнице. — Как добрались? Надеюсь, путь не был трудным?
— Труднее он был в Фавершаме, а здесь мы ехали словно бы по ровной и прямой дороге, — хмыкнул Хальвард.
Его взгляд скользнул в сторону стола: они, конечно, не оставались без еды все время, что добирались, но ему все же нравилось не языком молоть, а заниматься делом, даже если это дело прием пищи.
— А Их Величество Риваль?.. — спросил Хальвард.
— Он отбыл около недели назад, — тут же ответил Анейрин, боясь, что говорил, возможно, слишком поспешно, но желая поскорее справиться с этой неприятной ситуацией. — Мой отец всенепременно оказал бы вам честь и встретил лично, если бы, конечно, присутствовал во дворце.
— Не сомневаюсь, — согласился Хальвард.
Его взгляд остановился на Лоури, но больше он никак не показал своего интереса — наоборот, улыбнувшись, указал на сестру:
— Как можете видеть, моя дорогая сестра, Регинлейв, и кузина Ингрид прибыли со мной. Ранее им не доводилось путешествовать, но Йонгвель поразил и меня, и их.
Анейрин улыбнулся, медленно склонил голову:
— Приятно это слышать. Позвольте представить и мою семью.
Он поочередно указывал на всех, называя имена, а после, когда официальное знакомство было завершено, пригласил всех к столу.

Отредактировано Анейрин Тибрайд (2017-08-29 18:49:14)

+4

5

Внешний вид: платье лазурного цвета с длинным подолом и рукавами до пола, увешанное сапфирами. Волосы, заплетенные в длинную и широкую косу, в которой удобно расположились живые цветы. Туфли на низком каблуке.
Инвентарь: отсутствует.

Впервые за прошедшее время принцесса Лоури казалась отдохнувшей. После всего случившегося девушка выглядела слишком взволнованной и занятой, однако, вести о прибытии гостей заставили особу королевской крови заняться собственным туалетом и привести в порядок свои мысли. Таким образом, старшая дочь монарха отдыхала в комнате, которая с самого рождения принадлежала исключительно ей, в которой Лоури одевалась и принимала ванну. Не смотря на то, что принцессе надлежало подниматься рано, сегодня к ее пробуждению время было добавлено, но сборы не затянулись ни на минуту.

В зале старшая дочь короля появилась вовремя, сияя своим идеально сшитым и подобранным нарядом, к которому так прекрасно подходила прическа, забранная в длинную косу, увешанную живыми цветами. Словно протестуя моде, на Лоури было платье с длинным подолом и рукавами до пола. По всему наряду удобно расположился сапфиры, гармонирующие с лазурным цветом платья, отчего принцесса, не привыкшая к подобным тяжелым нарядам, с трудом могла стоять в туфлях, не смотря на их маленький каблук. Лоури самостоятельно выбирала наряд, руководствуясь некоторыми принципами, о которых она, конечно же, не поспешила сообщить служанкам. Девушки, выполняющие свою работу, с огромным удивлением следовали капризу принцессы, не посмев задавать лишних вопросов своей госпоже.

Тем не менее, дочь короля выглядела так, как подобает человеку королевского происхождения выглядеть на приемах. Принцесса высоко держала голову, двигалась плавно и сдержанно, даже в ожидании все выглядело согласно прописанным правилам и нормам. И хоть Лоури старалась показать себя хорошей дочерью своего отца, она не могла пропустить слова младшего брата. Изменившись в лице, девушка слегка нагнулась, позволяя юбкам тяжело шлепнуться на пол, и наклонилась к родственнику, интересовавшемуся о принцессах.
— О, Уриэн, ты хочешь выбрать невесту? Наверняка принцесса Фавершама хороша собой, и тебе придется постараться, чтобы завоевать ее сердце, — игриво дразнила Лоури младшего брата, словно не обращая внимания на сдержанность и напряжение старшего.
— Но если она будет по нраву и Анейрину, вам придется устраивать настоящий турнир, чтобы решить, кому из вас будет принадлежать сердце красавицы. В чем бы вы предпочли сразиться? Может, охота? – продолжала смеяться принцесса, стараясь разбавить тяжелую паузу, повисшую в зале. Никакой смысловой нагрузки слова Лоури не несли, она лишь развлекалась в угоду братьев и сестер, подняв настроение Серен, которая, казалось бы, оживилась после шуток старшей сестры.
— А тебе, Гленда, — радостно вновь заговорила девушка, но так и не закончила, так как гости, прибывшие из другой страны, уже подоспели. Взяв себя в руки, принцесса выпрямилась. На ее лице появилось выражение абсолютной непроницаемости, будто не она решила развлечь короткими фразами семью.

Когда гости вошли, Лоури любезно поприветствовала их поклоном, откровенно выискивая глазами жениха. Принцесса еще никогда не выдела того, кто должен был стать ее мужем, но совсем не хотела этого союза: сердце девушки совсем недавно открылось для чувств, и эти чувства вовсе не были предназначены Хальварду. Однако сам наследный принц, лишь взглянув на невесту, продолжил разговор с Анейрином, и, словно почувствовав невероятную обиду, Лоури беззвучно хмыкнула.

— Надеюсь, Йонгвель поразил Вас в хорошем смысле этого слова, — учтиво произнесла принцесса, обращаясь отнюдь не к Хальварду, а к его сестрам. Улыбнувшись уголками губ, девушка продолжила. – Должно быть, долгая дорога утомила вас.

+4

6

Если бы когда-нибудь спросил Гленду, что она ненавидит больше всего в жизни, она бы искренне ответила — балы, приемы и пиры. Все, кто попадал на них, прятались за отменно отрепетированными масками, и все же — истинное лицо никому скрыть. И сейчас, стоя между Уриеном и Серен, Гленда наблюдала за присутствующими и в очередной раз убеждалась в своей правоте.
Вот неподалеку щебечет стайка выхоленных женщин, среди них — молодая жена одного из герцогов Йонгвеля. Ей делают комплименты, ахают над ее роскошным платьем, хватают нежно за руки и уверяют в блистательном начале новой дружбы. Но как только она, несколько смущенно улыбаясь, отходит от новых подруг, те сразу шепчутся между собой и кидают ей вслед как будто бы снисходительные, но на самом деле завистливые взгляды. Никто из этих дам не отхватил себе в мужья герцога.
Чуть дальше тесным кружком столпились пятерка бравых мужей королевства. Каждый из них выпячивает грудь и старается выглядеть важно. Гленде даже не нужно слышать их разговор, чтобы знать, о чем они толкуют. Кто-то из них хвалится удачной охотой, кто-то — своими землями, кто-то -женой, которая отлично подходит на роль племенной кобылицы. И каждый из них старается преподнести свой рассказ так, чтобы показать, что он намного удачливее, успешнее и богаче, чем те, кто его слушает.
А еще на всех этих сборищах есть девочки, вошедшие в тот возраст, когда они осознанно мечтают о женихах. Гленду сначала отправляли в их компанию, но потом перестали — она в эту компанию не вливалась. Конечно, родственники не отчаивались открыть в ней то самое женское начало, толкающее девочек на такие глупости, как нежный румянец на щеках, восхищенный блеск в глазах и легкий смех при виде удачного представителя мужского пола. Вот, например, сейчас Лоури сказала бы что-то вроде: "А тебе, Гленда, стоит присмотреться к кому-нибудь!". Хорошо, что ее отвлекли гости из Фавершама, ради которых и устроили этот пир. Гленде не пришлось, как обычно, отшучиваться, а про себя — сгорать от желания быть подальше отсюда.
Не то чтобы она и без этого не мечтала об этом.
Хотя, стоит признать, гости из Фавершама заинтересовали Гленду. Они были... такими чужими. Чужие одежды, чужие украшения, даже красота их была чужой. Они показались Гленде выходцами из совсем другого мира. Их лица были спокойны, в них не чувствовалось ни лицемерия, ни затаенного коварства.
А еще рядом с принцессой Фавершама вышагивала большой — нет, огромный! — невероятно прекрасный пес. Белоснежный, с густой, блестящей шерстью и слишком умными для животного глазами. С восторгом разглядывая его, Гленда вовсе позабыла о людях. Она едва сдерживала себя от восторженного ахания и торопливых просьб подойти к этому северному чуду поближе.
Через некоторое время Гленда все-таки опомнилась и перевела уже более заинтересованный взгляд на хозяйку. К людям, которые были близки с животными, она сразу же чувствовала симпатию.
Когда гости подошли ближе, Гленда вместе со всеми поприветствовала их уважительным поклоном.

Отредактировано Гленда Тибрайд (2017-09-07 22:42:33)

+6

7

Внешний вид: белая нижняя рубашка, темно-зеленый дублет, черный джеркин,  белые незер-стокс, черные аппа-стокс. Черный тканевый плащ.
Инвентарь:кольцо Главы Черной Стражи, два кинжала под полами дублета.

Солнце клонилось к горизонту. Небо, которое с самого утра тонкой пеленой заволокли дождевые облака, горело тускло-малиновым светом. Аарон стоял на балконе, спрятанном за густой листвой деревьев, и наблюдал за северными гостями, чинно входившими в парадные двери замка. Они его видеть не могли, а вот он видел их, как на ладони. На этом пиру от него требовалось мало: слиться с йонгвельской знатью, поболтать с тем и этим, узнать свежие новости и сплетни, а также, по мере своих возможностей, обеспечить дополнительную защиту — эдакую легкую поддержку Белой Страже. Конечно, и его люди находились в полной боевой готовности. Если какой-нибудь тупоголовый лазутчик вознамерится проникнуть на пир, то он быстрее почувствует клинок у горла одного из Черных Стражей, чем увидит блеск доспехов людей Дальберга — что уже говорить о зале, где собирается вся знать. Возникновение таких эксцессов было маловероятно, но в свете последних событий, когда королевский замок уже не раз становился проходным двором для всяких непрошенных гостей, было решено не расслабляться.
Когда гости скрылись в стенах замка, Аарон глубоко вздохнул и покинул балкон. Полумрак комнат приятно расслабил глаза, и Бальдвин на секунду прикрыл веки, собираясь с мыслями. В этой помпезной одежде он чувствовал себя некомфортно — сколько бы лет ни прошло с того раза, когда он впервые нацепил что-то подобное на себя. Разговаривать со знатью — дело легкое, а вот выглядеть, как они — сущий кошмар. Аарон с удовольствием бы разгуливал в чем-нибудь менее претенциозном, но правила хорошего тона не отпускали его. Если бы он явился на пир в доспехах Черной Стражи, то вызвал бы настоящий фурор.
Проходя по коридорам, ведущим к нужной зале, Аарон то тут, то там видел своих людей, одетых в простую одежду, сливавшихся с толпой. Кто-то, благодаря звучному статусу, притворялся званным гостем, кто-то — слугами. Что ж, его парни свое дело знали.
Бальдвин проскользнул в зал как раз в тот момент, когда королевская семья приветствовала гостей. Анейрин вежливо улыбался, а Лоури любезно кланялась, но сама то и дело недовольно посматривала на северного принца. Гленда уже успела напрочь позабыть о людях и сосредоточила все свое внимание на четвероногом питомце принцессы Фавершама. Уриэн, как всегда, был мало доволен жизнью, хоть — под давлением родственников — и пытался сделать лицо попроще, а Серен просто скучала — в зале не было никого ее возраста. Пристроившись среди прочей знати, Аарон словил взгляд младшей принцессы и ободряюще ей подмигнул. Серен слабо улыбнулась ему и едва заметно вздохнула. Видимо, у нее сегодня совсем не было настроения играть во взрослую и наслаждаться этим.
А Аарон уже переключил свое внимание на гостей. Северный принц, Хальвард Эйнарсон, выглядел сурово и неприступно — настоящий воин. Девушка в темно-зеленом платье, приходящаяся родственницей северной принцессе, Ингрид Эсбендоттир, бросала вокруг быстрые, любопытные взгляды, на ее губах замерла спокойная, дружелюбная улыбка — оплот светских манер. Регинлейв Эйнардоттир, та самая северная принцесса, великолепно держала лицо, явно чувствуя свою ответственность, но то и дело касалась головы своей диковинной собаки, будто бы успокаивая ее — волновалась.
Отовсюду раздавались возбужденные шепотки — йонгвельская знать вовсю обсуждала фавершамских гостей. Еще бы, вот так диковинка, ухмыльнулся про себя Аарон. Из этого зала по всей столице разойдется столько слухов, что сложно будет счесть. И, конечно же, самым главным из них станет то, что королевская кровь Фавершама притащила с собой настоящее северное чудовище. То, что изначально это чудовище было собакой — медвежеборцем, если Аарону не изменяла память, — мало кто вспомнит.

+5

8

Бывали мгновения, когда Регинлейв жалела, что не может видеть себя со стороны и сейчас был именно такой момент – их появление стало камнем, брошенным меткой рукой на середину пруда, от которого во все стороны расходились круги. Взгляды – изучающие, оценивающие, насторожённые, любопытные, опасливые, —  сопровождались шёпотом, пару раз, кажется, проскользнуло что-то насчёт северян-варваров. Пусть, — усмехнулась про себя принцесса, — знатностью ни мы с Халлем, ни Ингрид никому в этом птичнике не уступим. Династия королей Фавершама восседала на троне уже более десяти поколений и право власти текло в их жилах, вперемешку с кровью.
Гораздо больше Регинлейв интересовала королевская семья, поэтому общепринятые приветственные речи, которыми обменялись старший принц Йонгвеля – король отсутствует? Неотложные дела или Его Величество считает, что для встречи посольства хватит и наследника? Очень любопытно… — и Хальвард, Регинлейв слушала краем уха, зато смотрела очень внимательно. Пусть первое впечатление бывает не всегда верным, но может оказаться самым стойким.
Наследник держал лицо, как ему и подобает – уж этому-то королевских детей учат на совесть — и вот так сходу что-то о нём понять было сложно. Младший принц, Уриен, — послушно подсказала память, — кажется был чем-то недоволен, хотя и пытался не показывать: может что-то заболело некстати, — предположила Регинлейв про себя, — может он приёмы не любит, а может, ещё что.
Старшая принцесса – Лоури. Регинлейв мельком отметила наряд будущей невестки, — ей тоже такой цвет подошёл бы, — внимательно присматриваясь к самой девушке. Изображениям Регинлейв не особенно доверяла – понадобится, так художник и медведицу красавицей нарисует, но портрет не солгал: принцесса, и в самом деле, была хороша собой, вот только… судя по взгляду, от жениха она ожидала чего-то другого. Если она заранее настроена против Халля — это плохо. Но посмотрим… — ни одна из этих мыслей не отразилась на лице и Регинлейв ответно-вежливо улыбнулась принцессе:
— Аймер щедро одарил вашу страну, Ваше Высочество. Путешествие по ней – отрада для взора, — в глубоком голосе принцессы слышалось нечто неуловимо северное, напоминавшее то ли шелест моря, то ли шорох снега, но её вель был чистым, без акцента. – Что же до дороги, то «к доброму другу дорога пряма, хоть далек его двор».*
Буран едва заметно повернул голову, на мгновение коснувшись носом ладони хозяйки: Регинлейв проследила, чем, вернее, кем заинтересовался пёс и тепло улыбнулась средней принцессе – на лице Гленды отражался такой восторг, как будто девочка увидела, по меньшей мере, легендарного единорога. Северянке без слов стало ясно, что самым желанным подарком для принцессы стал бы щенок-медвежеборец, но вряд ли Его Величество Риваль отпустит дочь в соседнюю страну ради домашнего питомца.
Самая младшая принцесса – Серен, наверняка, скучала, Регинлейв прекрасно помнила, что сама в её возрасте только и мечтала, чтобы церемонии побыстрей закончились и можно было заняться своими собственными важными делами.     
Решение пришло само: отстегнув расшитую жемчугом поясную суму, Регинлейв достала два небольших, с ладонь величиной, мешочка – светло-зелёный и тёмно-зелёный и, подав Бурану, шепнула: «Отнеси, мальчик», молниеносным знаком, указав кому именно.
Пёс величаво прошествовал к Гленде и, вежливо вильнув хвостом, аккуратно опустил одну невесомую ношу у её ног, потом повторил то же самое с Серен.
Тёмно-зелёный мешочек скрывал в себе пушистую рыжую белку, держащую в лапках орех, а в светло-зелёном мешочке притаился серый зайчонок, грызущий капустный лист.       

*«Речи Рагнвальда».
Рагнвальд Мудрый – первый король Фавершама, основатель династии.

+4

9

Все шло своим чередом – их приветствовал старший принц, произошел дежурный обмен подходящими случаю фразами, принцессы были милы, принцы – воспитаны соответствующим образом, и  Ингрид, пожалуй, сочла происходящее более приятным, чем полезным. Правда, не похоже, что будущая невеста в восторге от своего жениха, но они слишком мало знакомы, что бы делать какие-то окончательные выводы. В крайнем случае – стерпится – слюбится, как говаривала бабушка. Бабушек, как известно, надо слушать.
    Регинлейв, не смотря на все треволнения, казалась совершенно спокойной, так что Ингрид оставалось лишь наблюдать за происходящим, время от времени вставляя в общую беседу подходящие случаю фразы. А когда северянка поймала на себе чей-то пронзительный взгляд, она не стала отводить глаза в сторону, как, может быть, того требовал местный этикет. Ингрид прямо посмотрела в глаза молодому мужчине и едва заметно улыбнулась. 
    Младшим из принцесс явно не терпелось погладить пса, и Ингрид на миг представила, в какой бы восторг пришли девочки, если бы она смогла взять с собой свою любимцу. Однако Райла была нынче занята другими заботами, поэтому северянка предпочла оставить ту дома.
    Тем временем с первым обменом любезностями было покончено, их пригласили к столу, уставленому блюдами. Кое-что из приготовленного для пира было незнакомо Ингрид, и она уже предвкушала, как попробует и то, и это, и как будет потом об этом рассказывать дома. О том, почему их не встретил сам король, и с чем связаны все эти волнения и шепотки можно будет подумать уже позже. Пока же северянка намеревалась держать глаза широко открытыми, и не забывать получать удовольствие от происходящего. В конце концов не каждый же день они ездят с посольством?

+4

10

Пришлось немного повременить, пока принцесса Регинлейв через собаку что-то передавала девочкам. Она ничего не преподнесла Лоури, наверняка посчитав ее взрослой для мелких подарков, обошла стороной и Анейрина с Уриэном. Это не вызвало ни обиды, ни вопросов, зато уж очень хотелось посмотреть, что же это были за подарки.
Уриэн и вовсе напоминал охотничьего пса, взявшего след: он был по-юношески вытянутым и несуразным, а теперь стоял, подавшись вперед и вытянув шею, будто так могло быть лучше видно. Анейрин, заметив это, решил его аккуратно одернуть — благо, брат стоял совсем рядом, — протянул руку и коснулся бока костяшками пальцев. Уриэн посмотрел на него, насупился, но встал прямо, разве что руки на груди сложил.
Это было невыносимо.
Анейрин ощущал себя папашей, на которого ни с того ни с сего свалился выводок ребятни, и теперь с ними надо было что-то делать.
Проблем не было только с Лоури.
Глянув на Хальварда, Анейрин вдруг отчетливо понял, что эта беспроблемность вряд ли продлится долго. Весь род Тибрайдов имел горячую кровь, и если Лоури всегда казалась кроткой, то не стоило полагаться на то, что так будет всегда. Гленда, вон, тоже казалась абсолютно очаровательным ребенком, если закрыть глаза на все ее странности, которых было настолько много, что, родись она в менее знатной семье, ее сочли бы сумасшедшей. А чего стоил Уриэн, больше напоминавший всклокоченного драчливого петуха?
Впрочем, Анейрин не помнил себя в эти годы — во всяком случае, не помнил, чтобы был таким же задирой.
Что до Серен, то ей, совсем маленькой, еще было расти и расти, она успеет расцвести, как роза, да и показать свои шипы.
Наверняка не обойдется без них.
— Вряд ли Их Величество получит весточку о вашем прибытии в ближайшее время, — улыбнулся Анейрин, усмирив любопытство.
— Отчего? Какие-то проблемы в королевстве? — спросил Хальвард.
Ох, как он был прав. Анейрин даже подумал, что, возможно, им довелось столкнуться с той Тенью, которая бродила по окрестностям, но вряд ли они тогда были бы так спокойны. Да что там, вряд ли даже были бы живы.
Должно быть, вопрос был случайностью.
Уриэн среагировал быстрее:
— Нет, просто... привычный обход земель.
Анейрин едва сдержал выдох.
Хорошо еще, что брат не приплел какие-нибудь соседние страны.
Они расселись за широким столом, за которым полагалось сидеть только представителям королевской крови, Тибрайды заняли отведенные им места с одного края, северяне — с другого. Стол не был слишком широк или узок, а место во главе пустовало: Анейрин, разумеется, и не думал занимать отцовское место, хотя ему предлагали сидеть именно так. Если уж они делали вид, будто с отцом все хорошо, нужно было совершать и все эти мелкие формальности.
— Разумно. Все нужно держать под контролем, — кивнул, усаживаясь, Хальвард, после этого повернулся, тепло посмотрев на Регинлейв.
А Уриэн едва сидел: там, с другой стороны, была собака, которая интересовала его не меньше, чем фавершамские люди. Он, пока Анейрин толкал безумно скучную речь о ситуации в стране, обходя стороной все проблемные моменты, коснулся локтя Гленды, наклонился к ее уху.
— Как думаешь, — очень тихо начал он, — нам дадут поиграть с собакой?
Конечно, он считал себя очень взрослым, но ведь и не всегда доводится встретиться с таким здоровым белым зверем!
Хальвард, тоже слишком взрослый для перемигиваний и игр, внимательно слушал Анейрина, соглашался, что да, можно надеяться на монастыри и рыцарство, но все же стоит иногда ходить по дорогам, чтобы их, наконец, могли нормально замостить, а мосты — отремонтировать, да и всегда было практически важным правилом разгонять разбойников от трактов перед королевским шествием.
— У нас, впрочем, иные беды, — сказал Хальвард. Он помолчал немного, после взялся за кубок с вином. — Пираты.
В Йонгвеле тоже были совсем иные беды, по сравнению с которыми разбойники казались сущей ерундой, но лучше было вернуться к более простым и объяснимым проблемам.
— Наслышан, — коротко ответил Анейрин.
— Почему вы их всех не перебьете? — опять вмешался Уриэн.
— К нашему всеобщему сожалению, пираты являются не только разбойниками, но и отличными воинами, — ответил Хальвард. — По крайней мере, сейчас, на ваших землях, я могу быть уверен, что все будет в порядке.
Он опять посмотрел на Регинлейв, а Анейрин непроизвольно глянул на Лоури.
Уриэн, вместе с тем, на сестер не смотрел — он аккуратно, очень ненавязчиво рассматривал Ингрид.

+2

11

Когда красавец-пес направился в ее сторону, держа в зубах два маленьких мешочка с диковинными подарками северной принцессы, Гленда почувствовала, что от восторга и волнения ее щеки начали гореть. Она едва не забыла о приличиях и не потянулась погладить лоснящуюся, белоснежную шерсть питомца Регинлейв, но все же каким-то чудом сумела взять себя в руки. Глубоко вздохнув, Гленда заставила себя оторвать взгляд от пса и посмотрела на щедрую гостью с признательностью, отвесила ей благодарный поклон.
Быстренько нагнувшись, она подхватила свой светло-зеленый мешочек с пола и сжала его в ладонях. Он почти ничего не весил, а внутри прощупывалось что-то совсем маленькое и хрупкое. Гленде очень хотелось узнать, что же за дар преподнесла им северная принцесса, но начинать распаковывать его сейчас — не очень-то вежливо, не правильно. Серен, конечно, так не считала: когда Гленда посмотрела на сестру, та уже тянула шнуровку мешочка, а в глазах ее полыхало ничем не прикрытое любопытство. Гленда аккуратно — так, чтобы никто этого не заметил — коснулась ее локтя рукой и, когда Серен оглянулась на нее, покачала головой, взглядом показывая на заветный мешочек на ладони младшей принцессы. Серен сразу же надула губы, но все поняла правильно и оставила шнуровку в покое. После того, как Гленда вновь тронула ее за локоть, она тоже благодарно поклонилась гостье.
Что ж, подумала Гленда, отец явно был бы доволен ей. Сегодня она превзошла себя и почти что ни разу не забыла о светских манерах в первые же минуты пиршества.
Во взрослых разговорах о политике и проблемах, связанных с нею, Гленда не разбиралась и не особо-то горела желанием разбираться, поэтому, когда все прибывшие наконец-таки расселись за столом, она облегченно вздохнула. Сейчас все будут заняты едой и беседой и на нее, как, собственно, и на всех младших детей короля, будут обращать не так уж много внимания. Серен, усевшаяся по левую руку от сестры, все никак не могла отделаться от мысли о том, что ей необходимо увидеть содержимое подарочного мешочка, и, судя по всему, лихорадочно соображала, может ли она как-то незаметно провернуть это нехитрое дельце и не обидеть хрупких чувств собравшихся. Уриэн разделял ее интерес. Он явно был обижен, что ему подарка не досталось, хоть и пытался скрыть то, как уязвлен.
— Как думаешь, что там? — шепотом спросил он у Гленды, перед этим воровато оглядевшись и уверившись, что никто не собирается их подслушивать.
— Не знаю, — пожала плечами Гленда. — Что-то совсем крохотное и наверняка ничего не значащее. Может, какие-то особые камешки.
— Камешки? — пренебрежительно фыркнул Уриэн. — Разве это достойный подарок?
Гленда одарила его красноречивым взглядом.
— Ну раз так, то радуйся, что они тебе не достались.
Уриэн оскорбленно поджал губы и отвернулся. Гленду это не обеспокоило. Настроение брата менялось быстрее, чем погода на островах. "Тонкая душевная организация", — хохотал бывало отец, и Гленда не могла с ним не согласиться, когда узнала, что означает это выражение. Очень тонкая.
— У принцессы такая замечательная собака, — с легкой завистью пробормотала Серен тем временем. Пес Регинлейв улегся у ног хозяйки, и со своих мест девочки не могли видеть его, а вытягивать головы и ворочаться было некрасиво. — Такая замечательная. Надеюсь, когда папочка...
— Серен, — предупреждающе одернула ее Гленда.
Перед началом пира Анейрин несколько раз повторил им, что ни в коем случае нельзя говорить о самочувствии отца в присутствии гостей, и Гленда понимала, к чему такая скрытность. Серен — нет. Она была еще слишком мала для таких тонкостей общения. И все же была смекалистой девочкой, когда ей об этом напоминали.
— Надеюсь, когда папочка увидит эту собаку, — после легкой запинки исправилась маленькая принцесса, — то согласится завести такую. А может, даже несколько таких.
— Вполне возможно, — улыбнулась Гленда. Она бы и сама хотела иметь такого красавца-питомца. Или нескольких таких.
— И платья у принцесс такие красивые, — голос Серен упал до едва слышного шепота. — Когда я вырасту, у меня обязательно будет такое!
Тут Гленда лишь кивнула в ответ. Платья у северных девушек были, на вкус Гленды, совсем не пригодные к ежедневной носке. Неудобные. Слишком красивые. Если бы Гленда надела такое на себя, то наверняка боялась бы даже шагу ступить.
Но Серен молчание сестры не устроило. Она  посмотрела на нее, ожидая пламенных уверений, и Гленда робко улыбнулась ей, не совсем зная, что говорить.
— Ну, я полагаю, что... нечто подобное ты можешь получить и сейчас. Зачем ждать, пока ты станешь взрослой?
— Правда? — глаза Серен загорелись, и Гленда перевела дух.
— Конечно. Нужно поговорить с портным.
Радостная Серен кивнула и посмотрела на стол, ломящийся от всевозможных яств.
— Тогда я буду есть овощи, — решительно заявила она.
— Овощи? — переспросила Гленда. Серен их терпеть не могла.
— Конечно, — важно ответила та. Она неотрывно смотрела на овощное блюдо и пыталась храбриться — спрятать неуверенность во взгляде. — Это ведь платье для взрослых, а все взрослые едят овощи. А раз у меня будет такое платье, то я тоже взрослая и должна есть овощи.
Ну что ж, тут явно пахло логикой. И переломом в многолетней забастовке овощам.
Теперь отец точно был бы горд Глендой.

+1


Вы здесь » Знамение конца » Частная жизнь » 15.08.1000: В наших зрачках — острые грани вечного льда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC